Варис Елчиев – писатель, член Международной гильдии писателей, сопредседатель Литературного Совета Ассамблеи народов Евразии, член Комиссии Союза писателей Азербайджана, член Союза писателей России. Живет в Азербайджане.

Лада Баумгартен: Уважаемый Варис, когда вы решили стать писателем и почему? Ваш первый литературный или книжный опыт? Знаю, что он состоялся в 6-летнем возрасте. Расскажите об этом поподробнее. В таком возрасте часто дети даже еще не умеют читать, а тут довольно серьезная заявка – причем не просто детские стишки, которыми балуются ребята, а всё как у взрослых…

Варис Елчиев: Сперва я решил стать художником. Я рисовал днями и ночами. Ходил с альбомом, акварелью. Печатался в детских журналах. В школе я был очень знаменит, еще будучи первоклассником завуч водил меня по классам, показывая в качестве примера. Мой рисунок, на котором на фоне красивой природы изображен черный дымящий трактор (учтите, в 70-х годах тема экологии была запретной), получил даже Диплом детского издания. Я мечтал подняться на Олимп изобразительного искусства, превзойти Да Винчи, Рембранта, Бахлулзаде. Но увы. По-моему, и в литературе существует преемственность. Вместе с тем невидимая сила тянула меня к словесности. Мой отец – кандидат филологических наук, известный филолог-литературовед Муса Елчиев. У нас в старом доме была огромная библиотека, насчитывающая около 3000 книг, которые занимали три комнаты. Начав общаться с книгами в очень раннем возрасте, мой интерес к ним рос достаточно быстро. Сперва я играл с книгами, листал их, смотрел картинки, что обычно делает ребенок. Потом потихоньку начал читать и просто влюбился в литературу. В свои 6 лет уже выпустил первую свою «книжку», старательно вырезав из канцелярской тетрадки. Исписал всю ее печатными буквами левой рукой, при этом не забыл дать замысловатое название «Романы, рассказы, стихи, поэмы, новеллы, очерки, фельетоны и пьесы Вариса». Одно только перечисление этих жанров доказывало то, что этот ребенок уже кое-как, но разбирается в литературе.

В «книгу» было включено и стихотворение под названием «Сирота». Так как я писал на азербайджанском, то приведу краткий смысл.

«Во дворе плакал один мальчуган.

Он был полностью разбитым, беспрерывно рыдал.

Я подошел и спросил: в чем дело, почему плачешь?

Он ответил: „У меня умерли родители“.

Я поинтересовался: это так слишком плохо?

Он зарыдал еще крепче: „Да, это невыносимо плохо“.

Я сразу побежал домой, поцеловал мать и отца.

Сказал им: „Прошу вас, никогда не умирайте“.»

Во время учебы на филфаке БГУ я писал короткие рассказы. Однажды мой дядя отнес эти рассказы народному писателю Азербайджана Исмаилу Шихлы. Это было начало 90-х годов прошлого столетия, очень тяжелое время для страны: Карабахская война, Кровавый январь и т. д. Через несколько дней меня пригласил к себе домой сам Шихлы, который во время нашей встречи сказал, что из меня выйдет очень хороший писатель, дал нужные советы и наставления. А два моих рассказа он опубликовал в пользовавшемся в то время большой популярностью молодежном журнале Союза писателей «Улдуз», добавив к ним очень важные строки: «В литературе появляется очень талантливый и сильный писатель с большим будущим. А имя его доказывает, что он будет наследником великой нашей литературы». (Варис в переводе на русский – наследник). Тогда я и почувствовал свое будущее в литературе. Но не приблизился к порогу Литературного царства. Были не те времена, людям было не до книг.

Любовь к литературе, сидевшая во мне долгие годы, вылилась только в 2008 году, когда я написал роман «Надежда умирает последней». И сразу же прославился.

Лада Баумгартен: Мне бы хотелось поговорить о книгах и читателях. Сегодня многие сетуют на то, что книга уходит, на смену ей приходят иные форматы, и нередко исключающие чтение совсем. Ваши слова: «Мы живем оптимизмом и верой в завтрашний день. Уже сформировался читатель третьего тысячелетия». А какой он этот читатель – по вашему мнению?

Варис Елчиев: Этот читатель – современный молодой мудрец, который на 50 процентов живет в виртуальном мире, половину времени проводит со своим гаджетом в интернете. А половина времени у него остается для других дел, в том числе и для чтения. Он амбициозный, живой, горячий. Он любит лаконичность, четкость, поэтому очень крупные произведения на него нагоняют страх.

Надо его полностью заинтересовать, отобрать у него максимально много времени, зацепить его, уединив с захватывающим сюжетом, потоком информации, порцией лирики, романтизма, сентиментализма. При этом, по нынешним меркам, чтобы завладеть читателем, писателю дается шанс максимум на три абзаца. То есть, первые три абзаца считаются своеобразной рекламой произведения. Заинтересовал – он будет читать до конца, не заинтересовал – читатель уйдет. Да, в современном мире шансов у писателей мало. Но они есть. Надо только перестраиваться на новый лад. Потенциальных читателей миллионы. Посмотрите сами – самые богатые люди мира Джефф Безос, Илон Маск, Билл Гейтс и другие, не уставая читают художественную литературу, притом читают бумажные книги и неизменно заявляют, что очень многим обязаны книгам.

Все хотят быть богатыми, не правда ли? Ну, пожалуйста, тогда возьмите пример с богатых. Безос, благодаря роману Кадзуо Исигуры «Остаток дня», ощутил революцию в своем сознании; Маск, прочитав «Биографию Бенджамина Франклина», научился зарабатывать деньги, а Гейтс первые свои успешные шаги в бизнесе сделал, благодаря книге Джона Брукса «Бизнес приключения. 12 классических историй Уолл-стрит».

Я не думаю, что настанет время, когда человечество перестанет читать, и не представляю конец бумажных книг в том числе. Есть термин «запах книги». Берешь книгу в руки, вдыхаешь ее запах, листаешь страницы и наслаждаешься. Вникать в глубь – этот шанс тебе даст только бумажная книга, а не электронная или аудиокнига. Я думаю, когда наступит апокалипсис, вот только тогда исчезнет последняя книга.

Лада Баумгартен: Должен ли писатель подстраиваться под современную читательскую аудиторию? Если да – то как: писать о том, что востребовано, менять стиль и структуру изложения, использовать современный сленг, пробовать новые формы донесения своих текстов до читателей?

Варис Елчиев: Мой первый роман «Надежда умирает последней» по жанру любовный роман. В 2008 году он был издан рекордным тиражом для страны – 10 тысяч экземпляров, был переиздан 6 раз, вышли 10-тысячные пиратские экземпляры. «Бакинский книжный клуб» официально признал роман «самым читаемым в стране». По мотиву сняли фильмы, телесериал. Да, я, написав любовный роман, откладывал заветную мечту написать дебютный роман о Карабахской войне, подстраивался под современную читательскую аудиторию. Средний статистический читатель сегодня молодой человек лет 20–30. Какая самая востребованная молодежная тема? Конечно же, любовь. Написал любовный роман, стал знаменитым, стал востребованным. А в 2009 году уже вышел мой второй роман «Горсть земли», в котором основной линией проходит судьба одной семьи, оказавшейся в качестве беженцев в результате Карабахской войны. Этот роман также за короткое время стал бестселлером и в 2011 году был удостоен Высшей литературной премии Азербайджанского Правительства. По мотивам романа в 2014 году был снят 14-серийный художественный фильм, финансовые средства на который были выделены указом Президента Азербайджанской Республики. А менять стиль и структуру изложения, использовать современный сленг, пробовать новые формы донесения своих текстов до читателей – все это не нужно. У каждого писателя должен быть свой стиль повествования, который читатель может отличить сразу. Никогда нельзя менять коня, который привел тебя к финишу первым.

Лада Баумгартен: Вы в том числе пишите для молодежи. Есть ли в вашем употреблении и в литературных работах так называемые современные молодежные слова? Как нередко говорят на курсах по писательскому мастерству – хочешь достучаться до определенной аудитории – говори с ее представителями на равных. В современном русском языке «молодежные» слова это чаще всего английские заимствования (мёрч, хайп, стримить) или сокращения (агриться, ЧСВ, шмот) и т. п. При этом с помощью молодежного сленга юношество быстро отделяет «своих» от «чужих», в том числе, обозначая понятия, для которых нет адекватных слов в литературном языке. Да, в отличие от устойчивых профессиональных жаргонов, молодежный сленг быстро меняется. Постоянно появляются неологизмы, а прежние слова выходят из обращения и уже через несколько лет позволяют безошибочно опознать «старпера» – то есть представителя прошлого поколения, с которым новое шагает, увы, не в ногу. Получается литературоведы и филологи не успевают за временем?

Варис Елчиев: Вы правы, сегодня из-за бурных перемен в жизни, из-за крутого прогресса информационно-коммуникационных технологий во всех мировых языках постоянно появляются неологизмы, а прежние слова выходят из обращения, становятся архаизмами. Литературоведам, филологам, конечно же, и писателям остается только успевать за временем.

Да, на курсах по писательскому мастерству говорят: «Хочешь достучаться до определенной аудитории – говори с ее представителями на равных». Но это должно обозначать не только разговорный язык, сюда должны входить и знания географии, нравов, психологических ситуаций, описывающихся в литературных произведениях. То есть, когда я пишу о молодежи, обязательно использую молодежный жаргон; когда пишу о войне, обязательно оказываюсь в гуще военных событий; когда пишу об альпинистах, обязательно поднимаюсь с ними в горы; обязательно вслед за своими главными героями отправляюсь то в Прагу, то в Мадрид, то в Стамбул. Писатель – это человек, который рождает (да, буквально рождает) разные истории, происшествия, людей. Фальшь тут не уместна, сразу обнаружится.

Годами я писал роман о суициде под названием «Скомканные фотографии», но закончить у меня никак не получалось. Однажды я попал в ситуацию, когда почувствовал полную беспомощность. Жизнь потеряла свою цену, не было границы между жизнью и смертью. Я пережил дикий ад, но Божественные силы как-то помогли мне, вытащили из огненного котлована. Пережив все это, я набросился на роман и буквально за неделю довел его до конца, на свет появился еще один бестселлер, который начал покорять читательские сердца не только у нас в Азербайджане.

Лада Баумгартен: Ваши слова: «Я хочу, чтобы литературу сегодня любили, читали и ценили». Это похвально. Но, как мы понимаем, можно быть хорошим писателем, да только осознанием одного этого факта ценить и любить литературу людей не заставишь. Мне думается – нужно, просто необходимо, читателя взращивать, прививать ему вкус к чтению, «окультуривать», если хотите. Давайте посмотрим вокруг – хорошее и ценное, полезное и эстетичное уходит в прошлое. Я не говорю, что все вокруг плохо, но деградация масс налицо. Нынешнее поколение людей – скажем так: до 40 – напоминает зомби, уткнувшихся в свои смартфоны. Ладно бы это был инструмент для получения новых знаний, развития способностей или самовыражения посредством красивого и умного – так ведь мы наблюдаем обратную картину: в цене шутки ниже пояса, троллинг, «показуха» и демонстрация своих частей тела и личного успеха или благосостояния, нередко «дутого»; главное бы выделиться, засветиться, не умом так иным местом. Что вы думаете об этом?

Варис Елчиев: Это трагедия всего человечества. Деградация на самом деле сегодня губит людей. Люди толпами уходят от нравственного, держат путь к материальному. А нам, людям нравственности, остается воевать до последнего солдата, кричать: «опомнитесь, люди, духовность выше всего».

Я счастлив, что каким-то образом пока доказываю истинную силу художественного слова, литературы. Приведу примеры. Узбекское издательство «Даракчи» выпускает газету типа «Роман-газета» советского времени. Один день в неделю в ней печатался по частям мой роман «Надежда умирает последней» с астрономическим по нынешним меркам тиражом 140000 экземпляров. В Самарканде девочка-подросток, доведенная до отчаяния издевательствами отчима, на чердаке дома хотела накинуть петлю на шею. В это время на глаза ей попался обрывок газеты. Настолько заманчивым показался ей заголовок «Надежда умирает последней», что она забыла о том, что задумала. Она начала прочитывать и, когда дошла до слов «начало в предыдущем номере», отправилась в библиотеку и попросила предыдущие части. Потом каждый раз, прочитав «продолжение в следующим номере», стала ждать следующей недели. Таким образом мысль о суициде ушла из ее головы. В итоге она пришла к выводу, что нужно быть борцом в этой жизни. Пришла в редакцию «Даракчи» и рассказала о том, как одно произведение спасло ей жизнь.

Я, естественно, горжусь тем, что имею сотни тысяч читателей в ряде стран, доставляю им удовольствие и приношу пользу, даже могу спасти кому-то жизнь. Я горжусь тем, что грузинка Натия Микадзе выучила азербайджанский язык, чтобы прочитать мои книги, поскольку они на грузинский язык не переводились. Я горжусь тем, что самый отважный национальный герой независимого Азербайджана Мубариз Ибрагимов, отправляясь в бой, как он сам признался своим товарищам, находился под впечатлением моего героического романа «Горсть земли». Я горжусь тем, что в египетском Александрийском университете студенты разных национальностей просили своего товарища Хайла Сефи, чтобы она читала им вслух мой роман о любви «Верю тебе» и переводила на английский. Я горжусь тем, что на Нью-Йоркской конференции литературы мой роман о борьбе Добра и Зла «77-ой день» был рекомендован мировым издательствам. И есть факты, что люди разных национальностей, прочитав роман поступают так же, как главный герой-подросток. 77 дней подряд встречают солнце, чтобы в жизни восходило вечное солнце.

А еще была такая история. Увидев раньше не читавшую ни одной книги азербайджанку-домохозяйку с какой-то книгой, тюркская бизнес-леди Л. Мерт почувствовала таинственную силу книги и для собственного чтения пожертвовала 3000 евро для перевода ее с азербайджанского на тюркский.

Лада Баумгартен: А как вы относитесь к критике? Впрочем, критика и троллинг вещи несколько разные, но тем не менее они имеют одну основу – озвученная мысль или идея, литературное произведение и т. п. Как-то в одном интервью вы рассказывали, что в Facebookе на вас была заведена страница, направленная против вас, и она вызвала бурю негодования у ваших врагов. У вас есть враги? В связи с чем они обрушились на вас?

Варис Елчиев: Литературная критика – это своеобразная целебница для литературы. Критика выявляет болезни – то есть, недостатки, показывает, как их лечить или исправить. Учит, направляет, поддерживает. Но есть одно НО. Литературной критикой занимаются литературные критики. А критика других – это уже считается субъективным мнением. То, что произошло в Фейсбуке, это, конечно же, троллинг. Но, скорее всего, не литературный, а политический. У каждого человека в жизни существуют личные друзья и враги. Но когда человек считается паблик персоной, у него появляются и политические, идейные, национальные враги. Та история была связана с моим романом «Горсть земли», в котором основной линией проходит Карабахская война, о которой я рассказал выше. Жаль, что у моего поколения Карабахская война, начавшаяся в начале 90-х годов, отняла молодость, и она все еще продолжается, поэтому есть боязнь, что отнимет и всю жизнь. Весь наш народ в войне – со своей политикой, экономикой, культурой, даже спортом. О чем я не пишу, тема обязательно меня подталкивает к войне. «Горсть земли» не понравился армянским националистам, они завели против меня страницу травли в соцсетях. Это было в 2010 году. А в 2016 году, после того как в России был опубликован мой рассказ «Мокрые солдатские ботинки», начался новый шквал атак. Рассказ был написан на основе реальных событий. Мать-одиночка получает весть о гибели единственного сына, тело которого в результате взрыва мины было разорвано на части. Остался от него лишь левый солдатский ботинок, который мать каждый день обнимает и над ним плачет. С момента гибели солдата уже шестой месяц подряд ботинок все время оказывается мокрым, не успевая высохнуть. Рассказ, выйдя на огромную читательскую аудиторию литературного портала, сразу привлек внимание, на интернет-форумах люди разных национальностей восхвалили его, даже женщины-армянки отреагировали, прокляли войну. И тут-то началось нападение армянских националистов. В результате они подали жалобу и добились запрета этой публикации. Вот такая невеселая история.

Вообще-то я нормально отношусь к негативной реакции армянских провокаторов на мои произведения. Постоянно убеждаюсь, что литература – это сильнейший инструмент воздействия.

Лада Баумгартен: Сколько уже издано вами книг и какой общий их суммарный тираж? Я знаю, что вас переводят на разные языки и издают ваши книги тысячами – и это в то время, когда многие писатели могут похвастать лишь сотней экземпляров. Как у вас так получается? Поделитесь секретом.

Варис Елчиев: Вы знаете – на сегодня я написал 15 романов-бестселлеров, 13 из них изданы в Баку, еще 2 будут изданы до конца года. 11 из 13-ти были переизданы несколько раз. Некоторые из них были изданы в России, в Турции, в Узбекистане, в Канаде, в Иране. Всего издано 26 книг, не считая переиздания. Общего тиража я, к сожалению, не могу назвать, так как потерял счет. Переиздания книг иногда происходили без моего ведома.

Секрет успеха в чем? Вы знаете, я получил 48 академических часов лекций курса «Золотые правила написания бестселлера» в Нью-Йорке. А до этого у меня были свои правила. И они, обогащая друг друга, меня вдохновляют и направляют. Чтобы стать читаемым писателем, надо иметь талант и пройти хорошую школу. Деятель искусств – это тот выбранный человек, который получает от Бога шепот и делится им с обычными людьми. А если не будет шепота от Бога, значит, и не будет шедевра.

Успех писателя зависит от знания одного простого, но важного аспекта, а именно – знания того, что хочет твой читатель, знания его потребностей, интересов, желаний. Необходимо узнать его, понять, чем он дышит. Когда писатель понимает своего читателя и знает для кого пишет, он всегда найдет с ним общий язык, к нему придут слава, огромные тиражи и т. д. Когда автор не знает для кого пишет, жалуясь, что его никто не читает, виновен он сам. И еще. Кроме интересного сюжета, динамичности событий, привлекательности образов, читателя всегда притягивают: главная тема произведения, крылатые фразы – типа афоризмов.

Быть писателем, по-моему, значит нести миссию. Писатель – это человек, одаренный талантом видеть обратную сторону стены, потолка и пола. В любое время суток, независимо от того: день или ночь, во время работы или раздумываний, за обедом я или сплю, в движении или во время отдыха, мне будто передается информация из другой галактики. Но лишь мизерную часть из всего могу переписать на лист бумаги, а все остальное, увы, забывается. На протяжении всей жизни большую досаду у меня вызывают те фразы, которые не удается записать. Кстати, за самые удачные выражения, которые навечно вошли в книги, в любом случае я обязан своей памяти:

«Свои самые сильные удары прибереги для самых слабых времен своей эпохи».

«У кого-то судьба написана Parker-ом, ценою в пять тысяч долларов, а у кого-то – 20-центной китайской авторучкой».

«Настанет день, когда люди после визита к пластическому хирургу изменят то, что написано у них на лбу».

«На этом свете, оказывается, нет ничего вечного, чем временное явление…»

Лада Баумгартен: Вы обозначили одной из ваших главных целей – прославление Азербайджана. Каким образом вы это делаете? Я понимаю, что посредством литературы, а как-то еще?

Варис Елчиев: Когда в мае 2018 года в Центральном концертном зале города Сочи, где проходила торжественная церемония выручения наград 3-го Всеевразийского литературного фестиваля ЛиФФт, среди 170 писателей огромного материка золотые медали были вручены и мне. На сцене появился трехцветный флаг Азербайджана, я чуть не заплакал от гордости. Это крупнейший международный просветительский проект, направленный на создание единого евразийского литературного пространства и укрепление творческих и дружеских связей поэтов, писателей и читателей Евразии, проводимый под эгидой ООН. Предыдущими лауреатами были великие литераторы современности – всемирно известный Олжас Сулейменов и Нобелевский номинант Константин Кедров-Челыщев. Взять эстафету из их рук было вдвойне почетно. Литература не хуже спорта, искусство прославляя, победителя прославляет и, конечно, его страну. Кроме литературы, я и как журналист, как общественный деятель, как активист в соцсетях стараюсь на весь мир рассказать о своей стране, нации, показать достоинства Азербайджана и азербайджанцев. Вы знаете, каждый народ уникален по-своему, интересен. Каждая нация, каждая страна – это книга на непонятном языке, которая лежит на книжной полке и пылится. Кое-кто должен помочь, чтобы ее смогли прочесть.

Лада Баумгартен: Ваша профессиональная деятельность связана с культурой – верно? Кем вы работаете?

Варис Елчиев: Я по образованию филолог, у меня специальность агглютинативные языки мира. В этой сфере никогда не работал, но иногда пишу референты, кандидатские, докторские работы для знакомых по нужде. Я по специальности – журналист. Долгие годы работал главным редактором на государственном телевидении, в газетах. Имею почетное звание Заслуженного журналиста Азербайджана. Еще по специальности я редактор-издатель. Долгие годы руководил редакционным отделом главного издательства страны – издательства «Азербайджан», имел честь редактировать и издать сотни замечательных книг. Жаль, что сейчас я официально нигде не работаю. Но я же писатель! Пишу романы.

Лада Баумгартен: Вы как-то сказали, что занимаетесь литературой 25 часов из 24-х. Как так? Где вы берете дополнительный час? Хорошо, каждый творец – если он истинный творец – непрерывно находится в творческом потоке, сама его жизнь – творение. Но все равно мозгу нужна «отключка» – хотя бы периодически, иначе он может в один совсем не прекрасный момент просто устать и больше не вырабатывать идеи и сюжеты для новых произведений. Как вы отдыхаете или иными словами: подзаряжаете свой мозг?

Варис Елчиев: Когда-то я читал, что каждый день проснувшись на час раньше, человек живет на 8 лет дольше остальных. Вот так и получается у меня лишний час. Я конкретно за компьютером сижу по 8–9 часов. Плодотворная литературная работа у меня длится столько. А в другое время занимаюсь другими делами, но не забывая о неоконченном романе. Люблю заниматься в тренажерном зале, играть футбол, настольный теннис, шахматы. Люблю полить деревья и цветы на даче, смотреть культовые фильмы, посидеть с друзьями. Часами могу слушать Фредерика Шопена. Еще люблю азербайджанский мугам. Говорят, в мугаме скрывается код начальной цивилизации человечества. Все, кто слушают его, оказываются в плену этой чарующей музыки. Также меня впечатляют путешествия. Я ужасно люблю путешествовать. Каждое знакомство с другой страной отзывается в моей душе морем впечатлений. И этой энергии с позитивным впечатлением хватает мне на долгое время. И конечно же, люблю читать. Стараюсь не упустить ни одного выдающегося литературного достояния. Вообще, в чтении литературы я придерживаюсь разнообразия. Одновременно читаю и художественную, и философскую, и политическую, и мотивационную литературу. Что и когда читать – зависит от моего душевного состояния на тот момент.

Лада Баумгартен: Варис, вы член самых различных писательских и творческих союзов и организаций. Что вам это дает?

Варис Елчиев: Я сопредседатель Литературного Совета Ассамблеи народов Евразии, член комиссии Союза писателей Азербайджана, член Союза писателей России, член Евразийского Союза писателей Турции, член знаменитого ПЕН клуба, член Международной гильдии писателей, член Интернационального союза писателей, член наблюдательного совета Писательской организации молодых тюркоязычных писателей и т. д. Членство в самых различных писательских и творческих союзах и организациях дает мне прежде всего расширенный кругозор, знакомых литераторов, участие в разных масштабных проектах, творческое обогащение, оказываться в гуще важнейших литературных событий и новых друзей. Не даром же говорят: не имей сто рублей, а имей сто друзей.

Лада Баумгартен: О чем вы мечтаете?

Варис Елчиев: О чем я мечтаю? Очень любимый мною вопрос! Вы знаете, есть люди, родившиеся в счастливой рубашке. В литературе это те талантливые писатели, которые пишут на многомиллионных, международных языках. Жаль, что мне не выдался такой шанс. Я гражданин маленькой страны с нераспространенным языком и не считавшейся литературной державой. Выхожу на мировую арену через переводчиков. Языковой барьер – это главное препятствие на моем пути. Самые большие литературные события происходят не у нас. Но несмотря на это, у меня есть надежда на то, что когда-то самые большие издательства запада, самые почетные литературные функционеры, самые известные литературные агенты обратят внимание на меня. Я могу принести миллионы тиражей и кучу прибыли для них. Вы знаете – на самом деле я пока не публикую свои самые сильные романы. Оставляю их на потом.

Нобели получили свое богатство в начале 20-го века именно в Баку за счет нашей нефти. У меня заветная мечта – в будущем получить Нобелевскую премию. Звучит громко, понимаю. Но сердцу не прикажешь. Я жажду удачи и победы. Что еще, кроме успехов, достигнутых человеком в какой-то сфере, может добавить красоту в его жизненную палитру?..

Lada Baumgarten
Author: Lada Baumgarten

Нет комментариев

Оставить комментарий

СВЯЗЬ С НАМИ

secretariat@ingild.com

 

По всем вопросам связывайтесь, пожалуйста, с нами по электронной почте: secretariat@ingild.com

2021. Использование материалов International Guild of Writers разрешено только с предварительного согласия правообладателей.

Логин

Забыли пароль?

Введите данные:

Forgot your details?