Нелли Вист: В мечту нужно верить

Нелли Вист – писатель, член Международной гильдии писателей. Живет в Германии.

Лада Баумгартен: Нелли дорогая, знаю, что вы родом с Северного Урала, из города Карпинска, а город в свою очередь назван в честь геолога Александра Петровича Карпинского. И вот вы сами, став взрослой, также становитесь геологом. Почему? У города такая аура, что по-другому просто не могло быть, или не имелось другой альтернативы?

Нелли Вист: Нет. Не совсем так. Все мы, дети того времени, воспитанные на сказах Бажова и комсомольских подвигах, мечтали о чем-то великом и прекрасном. Мы часто ходили в походы в тайгу и взбирались на вершины Урала. В 7–8 классах я мечтала о море, которое еще никогда до этого не видела, всё это благодаря рассказам моего отца.

(Он окончил мореходное училище). Так вот я отправила свои документы после 8 класса в мореходку. Увы, мне сразу пришел отказ, в то же время мои близкие друзья послали свои документы в Исовский геологоразведочный техникум. Я, долго не раздумывая, уехала с ними и поступила на отделение «Поиск и разведка полезных ископаемых геофизическими методами».

Лада Баумгартен: А чем знаменит Александр Петрович Карпинский, что город назвали его именем?

Нелли Вист: Я родилась в городе Карпинске, на севере Свердловской области (на пересечении 60 параллели и 60 меридиана, на восточном склоне Уральского хребта, на берегу реки Турьи). В апреле 1941 года, бывший поселок Богословский, затем Угольный, был переименован в город Карпинск в честь геолога, первого президента Академии наук А. П. Карпинского (уроженца с Туринских рудников). Туринские рудники богаты рудами, содержащими медь и железо. В 1771 году купец Походяшин построил Богословский медеплавильный завод. Медь поставлялась на Екатеринбургский монетный двор.

Бурый уголь был открыт в 1849 году инженером Н. А. Куманским, промышленная разработка началась в 1911 году. На разрезы поставлялись экскаваторы с Путиловского  завода, Америки и Европы. В 1941–45 гг. было добыто угля в 1,5 раза больше, чем за предыдущие 30 лет. В 1941 году был эвакуирован машиностроительный завод из г. Сталино (Донецк), и через пару месяцев начался выпуск военной техники для фронта. А уже после войны машиностроительный завод выпускал продукцию для разработки и обогащения полезных ископаемых.

Лада Баумгартен: Урал по праву называют сокровищницей России. И вы наверняка ближе всех нас с ним соприкоснулись. При этом я знаю, что эпизоды из вашей геологоразведывательной юности легли в основу сюжетов некоторых ваших произведений. Нелли, расскажите, в каких регионах Урала вы побывали с экспедициями, что изучали, разведывали?

Нелли Вист: Из окна нашего дома был виден главный Уральский хребет с наиболее высокими вершинами Северного Урала: Серебрянский, Конжаковский, Косьвинский камни и другие, на которых я неоднократно побывала. Чуть севернее было найдено месторождение бокситов – это руда для добычи алюминия. Туринские рудники богаты медью и железом. На горных реках стояли драги по добыче золота и платины. Кстати, геологоразведочный техникум располагался недалеко от горы Качканар, богатой высокопроцентной железной рудой. У летчиков, пролетающих над горой, даже крутился или останавливался компас. Рядом располагались и золотодобывающие прииски. Все небольшие практики проходили недалеко от места учебы – это Средний Урал. После второго курса техникума я побывала на южном Урале. Уже учась в институте – Уральский Политехнический, экономический факультет – я посетила Полярный Урал. Нас закинули вертолетом на базу экспедиции по добыче золота, а оттуда было не так далеко до вершин Манарага и Колокольня. Кстати в том краю мы побывали на разработках горного хрусталя, сами находили друзы и прекрасные кристаллы. И там я увидела три радуги с трех сторон одновременно. Красота! После окончания техникума я попала по распределению как техник-геофизик в Ленинградский Западный Геофизический трест. Работала в экспедициях по центральной России, в Татарстане и Сибири. В основном это были поиски газа и нефти, а также железа и меди. Проработав в тресте три года, моя геофизическая деятельность закончилась. Я поступила в институт на совсем прозаическую специальность инженер-экономист, но любовь к путешествиям и горам не исчезла.

Лада Баумгартен: Урал – стык Европы и Азии, место передвижения древних народов и племен, старинные торговые тракты! Как и любой регион с богатой историей вообще и с насыщенной историей нахождения кладов в частности, на Урале существует немало рассказов о скрытых сокровищах. Часть из них выглядит откровенно фантастично, другие имеют определённую объективную историческую основу. Насколько я знаю, прежде всего, много историй рассказывается о тайниках с непосредственно уральским золотом, которое всё-таки смогли найти те или иные счастливчики. А что вы знаете о таких историях или, может быть, даже были свидетелем случаев нахождения золота, других сокровищ?

Нелли Вист: Еще будучи ребенком, отец брал меня с собой, когда ходил по ягоды, грибы и на охоту в тайгу. Останавливались мы у его хороших знакомых на берегу горной речки, эти люди уже давно прибыли из Малороссии. Несколько домиков стояли у Верхотурского тракта, по которому в дореволюционные времена шли в Сибирь. Тогда это была единственная дорога, так вот отец этого дедушки был работником почты еще при царе. Вечером за самоваром наши знакомцы рассказывали моему отцу много интересного о передвижениях по этому тракту, о вогулах – местных кочевых племенах, об их обычаях, о повадках медведя и лося. Я слушала, раскрыв рот, жаль, что многое не запомнила. На этой основе у меня родилась задумка написать исторический роман. Начала, но… когда его закончу??? Конечно, многие легенды и рассказы легли в основу моих сказок. Золото я находила, не самородное, а вкрапленное в кварц и также серебро, горный хрусталь, турмалин, малахит, бериллы, аметисты, гематиты – это руда на железо, пириты, халькопириты – руда на медь.

Лада Баумгартен: У геологов, как правило, существует немало самых экзотических баек или историй, выглядящих как сказки, с одной стороны, но в то же время претендующих на достоверность. Имелись ли такие у вас или ваших коллег-геологов, которые не единожды пересказывались, может быть, интерпретировались, обрастая новыми деталями, но при этом каждый раз неизменно беря за живое? Может быть, что-то из подобного потом попало на страницы ваших произведений?

Нелли Вист: В принципе, да. Моя преддипломная практика на последнем курсе техникума проходила в горах Памира. Афрасиабская экспедиция из Самарканда, куда я была направлена, производила разведку золота. Было все ново и интересно. Высокие горы на границе с Афганистаном, удивительная природа, диковинные и до сих пор невиданные животные: кабаны, яки, снежные барсы, ядовитые змеи – кобры, гюрзы, скорпионы и каракурты и пр. Никакой цивилизации, только внизу на склоне несколько небольших таджикских аулов. Нас забрасывали вертолетом. Однажды у меня разболелся зуб, и мы спустились в аул. С нами был один из рабочих, парень после службы в рядах Советской Армии зарабатывал на калым, чтобы выкупить невесту. Его дядя лечил в ауле зубы. Его мама мне рассказала такую легенду, что якобы в тех местах, где мы работали, в древние времена жил необычный барс. Там, где он пройдет, под его лапами будет лежать золото. Однажды этот барс захотел перебраться в другие места, но правительница тех мест – крылатая кобра не согласилась с его желанием и притронулась к нему, навсегда усыпив его. С тех пор это золото лежит не на поверхности, а спрятано под землей. Кстати, золото мы нашли – богатое месторождение. На этой практике случилось много необычных историй, которые вошли в мой фантастический роман «Уходящая в рассвет».

Лада Баумгартен: Кто из нас в детстве не зачитывался сказами Павла Бажова, созданными по мотивам уральского фольклора. Произведения о Хозяйке Медной горы, Даниле-мастере и других персонажах были напечатаны в его книге «Малахитовая шкатулка». В этих историях Бажов соединил сказочные сюжеты с описанием реального быта горняков. Конечно, есть немало и иных сказочников Урала как прошлого времени, так и настоящего, а есть ли у вас любимый уральский писатель?

Нелли Вист: Если возьмем одного из детских писателей, то это Павел Бажов. Почему? Да оно само собой и понятно – я родилась и жила на Урале! Я, уже учась в техникуме, побывала в местах, где он жил и родился, в том селе, в доме-музее на Тальков-Камне, на озере. Возможно, его сказы сыграли роль и в выборе моей первой профессии.

Лада Баумгартен: К слову, из уральского фольклора в сказы того же Бажова пришел персонаж Великий Полоз – хозяин земных сокровищ, огромный змей с короной на голове. «Сила ему такая дана: золото, какое он пожелает, к себе в землю притягивать» – так говорится в сказе «Золотой волос». Встречаются у писателя и другие персонажи народных преданий, например девка Азовка, которая охраняет клады горы Азов. Она упоминается в сказе «Дорогое имячко». Бажов вспоминал, что об Азовке рассказывали по всему Уралу. По одной версии, ее считали духом татарской царевны, по другой – пленницей, которую прокляли после смерти и превратили в духа-сторожа. По Уралу бродил и «серебряный олень» и его разновидности «зверь (лось) – золотые рога» и «козел – серебряное копытце». Всё это говорит о том, что немало бродячих сюжетов и героев кочует по уральской земле, а кто-то из таковых перекочевал в ваши рассказы и сказки? Кто?

Нелли Вист: В мою поветь «Сашок» вошли почти реальные события. В ней рассказывается о шестилетнем ребенке, исчезнувшем из города, который хорошо рисовал. Он нарисовал «Серебряное копытце» по сюжету прочитанной сказки и впоследствии, через много лет, благодаря его таланту и этому рисунку его найдет сестра. Некоторые мои сказки написаны на основе древних легенд об Урале: «Драгоценная лоция», «Богатырь Зорька», «Сашок-малышок», «У пяти ручьев».

Лада Баумгартен: Нелли, вы пишите в том числе и о камнях. А вообще какую роль камни играют в вашей жизни? Верите ли вы в их магическую силу?

Нелли Вист: Я люблю минералогию. Интересуюсь и знаю немного о камнях и минералах. Имею небольшую коллекцию, но наилучшие образцы подарила в музей техникума. Возможно, минералы обладают некой магической силой, ведь не зря в это верят с еще самых древних времен.

Лада Баумгартен: Нелли, вы – автор стихов и рассказов, знаю: пишите роман – о чем?

Нелли Вист: Фантастический роман «Уходящая в рассвет» охватывает события настоящего времени, где главная героиня в своих снах переживает моменты, связанные с необычным кристаллом, происходящие во времена многовековой давности. Студентка ленинградского университета попадает на практику в район приполярного Урала, ей снится сон, в котором она является жрицей солнца и держит в руках необыкновенный  кристалл. По окончанию университета героиня направляется на работу в горы Памира. При отработке одного из отдаленных участков ее похищают. Пройдя много километров через Афганистан, Пакистан и Индию, она нашла этот кристалл. Девушка также познакомилась с монахом, который приоткрыл ей завесу тайны этого самого магического кристалла. Роман еще не издан, я собиралась в этом году сама по договоренности с издательством приехать в Питер, но пандемия и…

Роман «Крылья родины» повествует о жизни переселенцев, немцев, прибывших по приглашению сына Екатерины Великой, Павла, в Крым и Причерноморье. О их жизни в до и после революционное время, а затем об их возвращении на историческую родину. Роман не опубликован.

Лада Баумгартен: Есть ли у вас изданные книги? В каком формате – печатном или электронном?

Нелли Вист: У меня издан только сборник сказок «Синие ветры», посвященный моему родному Уралу. Он в печатном формате. Некоторые сказки и рассказы опубликованы в ежегодном выпуске Союза писателей в Москве, несколько рассказов в Мюнхенском издательстве на русском языке, принимала участие в конкурсах, ну и плюс те произведения, что изданы в издательстве Stella. Небогато.

Лада Баумгартен: А как вы в большинстве случаев доносите свои произведения до читателей?

Нелли Вист: Да особо и не доношу, я всегда стесняюсь. А в электронном виде многие мои произведения выставлены на proza.ru и stichi.ru. Читателей около 20 тысяч.

Лада Баумгартен: Нелли, вы активный участник творческих конкурсов. Мы с вами не раз встречались на наших литературных фестивалях. А почему вы вообще решили заняться сочинительством?

Нелли Вист: Все просто. Стихи я, как и многие девочки, писала в юности, потом забросила. А вот прозу – в один прекрасный день я подумала так: «Я же много в жизни путешествовала и немало видела, почему бы об этом не рассказать…» И началось.

Лада Баумгартен: Сегодня вы живете в Германии. Чем занимаетесь в профессиональной сфере?

Нелли Вист: По приезду в Германию мне подтвердили мой диплом инженера-экономиста, но необходимы были знания английского и французского языков, да и мой немецкий в то время был слабоват. Предложили учебу – я отучилась. Затем работала в социальной сфере.

Лада Баумгартен: Я знаю, что в ваших краях существует творческая литературная студия и вы ее бессменный участник. Это группа русских немцев – верно? Расскажите об этой сфере деятельности – как организовались, входят в состав писатели или книголюбы, что происходит на встречах – обсуждения новых произведений, мастер-классы, что-то еще?

Нелли Вист: Студия существовала в Гамбурге. Действует ли она до сих пор? Не знаю. Что касается конкретно меня, то мое руководство, а ему – в свою очередь руководство города, предложило организовать встречи русскоязычных переселенцев для решения каких-либо бытовых вопросов в непринужденной обстановке. На встречи собирались только женщины. Эти встречи проходили раз в месяц, они постепенно и переросли в литературные посиделки, на которых за чашкой чая обсуждались книги, фильмы, читали стихи, слушали музыку и отмечали праздники.

Лада Баумгартен: Нелли, скажите – а в вашей семье есть еще люди, увлеченные творчеством, пусть не литературой, а вообще? Может быть, сыновья? Чем именно?

Нелли Вист: Моя двоюродная сестра прекрасно рисует, выставки ее картин проводились в г. Киль и в нашем городе. Мои сыновья не лирики, они механики и электронщики.

Лада Баумгартен: А внуки любят ли читать книги или предпочитают им кино, интернет?

Нелли Вист: Внуки еще маленькие (1 год и 4 года). Сказки слушают с удовольствием.

Лада Баумгартен: Каждый из нас знает, что книги, может быть, и не так категорично, но не меньше, чем кино, влияют на людей. При чём это касается любого произведения. У Ивана Андреевича Крылова есть басня «Сочинитель и разбойник», в которой он как раз и поднимает проблему влияния писательской деятельности на читателей. Сюжет басни таков: умирают сочинитель и разбойник, попадают в ад – и их за совершённые грехи сажают в котлы, под которыми разводят огонь. Под разбойником огонь сразу же загорается ярко, ведь он убивал, грабил и совершал много других злодеяний. А под писателем огонёк поначалу едва теплится. Но проходит время, огонь под котлом разбойника начинает угасать, а под писателем разгорается всё ярче. Когда же писатель начинает взывать о справедливости (он же никого не убивал, не грабил), ему объясняется следующее: деятельность разбойника закончилась с его смертью, а то, что оставил миру после себя сочинитель, продолжают читать всё новые и новые люди, которые учатся из его произведений разврату, подлости и прочим мерзостям (чем особенно грешит литература последних десятилетий). Итак, чем больше проходит времени – тем больше людей совращают произведения такого писателя. Оттого тем большей кары он заслуживает. Согласитесь – справедливо?!..

Нелли Вист: Да, согласна, за свои слова нужно отвечать.

Лада Баумгартен: То есть это всё к чему: художественная литература пусть и меньше, чем телевидение, кино и интернет, но в очень значительной степени влияет на мировоззрение людей. Именно потому каждый из писателей в ответе за то, что пишет, и он должен чётко представлять себе, что в его руках сильнейшее средство воздействия на других людей – СЛОВО. Или может быть, всё не так серьезно? Ваше мнение?..

Нелли Вист: Конечно, кино, телевидение, интернет завоевали все пространство, но в основе всего этого – СЛОВО. Да, возможно, читать стали меньше. Но те же фильмы как для взрослых, так и для детей, поставлены по сценарию или сюжету, написанному писателем романа или сказки.

Лада Баумгартен: Писатель Дмитрий Глуховский (книга «Метро 2033») в одном из интервью на вопрос в чем он видит миссию современного писателя? – сказал так: «Миссия у писателя всегда одна: дать новому поколению героя, который все скажет за него. Который проживет сумму тысячи жизней, который почувствует все, что есть главного в новой эпохе. Который каждому современнику позволит сказать: это про меня, это про всех нас. И который далеким потомкам даст понять: тогда ведь, в двадцать первом веке, или в семнадцатом – тоже были люди настоящие, обычные, живые». А в чем вы видите миссию современного писателя?

Нелли Вист: Задача писателя, а особенно писателя, пишущего для детей, показать на примере, пусть даже при помощи волшебства, что добро всегда побеждает зло. Научить детей дружбе, которая дороже всего на свете. А в мечту нужно верить, стремиться к ней и для этого нужно очень постараться. Научить детей в непринужденной форме чему-то новому: например, найти то или иное созвездие на небосклоне, подчеркнуть те или иные исторические, физические факты, или познать силу и красоту природы, услышать легенды о минералах и т. д. Стремление к знаниям, добрые поступки, дружба, взаимопомощь, вера в самого себя и в чудо помогают нашим детям вырасти достойными людьми. А добро, вера и знания не исчезают с течением времени, а остаются навсегда. Они необходимы как в прошлом веке, так сегодня и в будущем.

 

Lada Baumgarten
Author: Lada Baumgarten

Добавить комментарий

Логин

Забыли пароль?