В отечестве своём
2018-10-25

Игнацы Домейко – тот случай, когда победитель отнюдь не сирота: сегодня его готовы признать своим, как минимум, Чили, Польша, Литва и Беларусь.

Природа не отдохнула на его сыне Казимире. Новые поколения Домейко продолжают чилийскую традицию создавать многодетные семьи.

Пас Домейко – правнучка Игнацыя Домейко – автор книги о нём на испанском и английском.

Презентация книги «Ігнат Дамейка: з Мядзвядкі – у Сант’яга-дэ-Чылі» состоялась в Минске, в Министерстве иностранных дел Республики Беларусь, 31 июля 2017 года, в рамках проходивших в Беларуси и Литве торжеств, посвящённых 215-летию Игнацыя Домейко.

Мне довелось работать над переводом рукописи с испанского на русский, хотя гораздо проще было бы работать с английской версией.

Мой перевод срочно пераклали на белорусский, а над русской версией мы с редактором Эммой Прибыльской работаем по сей день: хотим поставить все точки над “i” в некоторых вопросах.

Один вроде бы меценат считает, что книга «Наш Игнацы» никому не нужна: «Специалисты всё прочтут на испанском и английском. – И тут же добавляет: – Все необходимые знания современный человек может получить на английском и на русском». Так всё-таки на русском…

Каждая из нас могла бы, как госпожа Пас, продать квартиру (предположим, в Сиднее) и отправиться по местам И. Домейко на карте мира, но до такой крайности дело пока не дошло.

В этом году мне представилась возможность проехать с потомками И. Домейко по Брестчине и Новогрудчине. Возможно, посчастливится вернуться в эти края.

В посёлке Мир есть Школьный музей И. Домейко.

В Малой Медвядке остался фундамент дома Домеек, а впритык к нему – водонапорная башня, на которой аист свил гнездо.

Есть памятник герою у школы, которая закрыта, но, возможно, всё же будет использоваться под какое-то учреждение, иначе развалится.

Есть мемориальный камень с надписью: «Здесь родился…»

Есть видеозапись в Интернете, на которой брат и сестра – чилийцы – твердят всему миру: «Ребята! Медвядка – не в Польше, а в Беларуси!»

Есть речка Уша, милая и родная, а до этого заставившая меня сначала несколько раз посмотреть старый фильм «Пан Тадеуш», затем – новый и в конце концов обратиться непосредственно к «Последнему наезду в Литве», к жизни и творчеству гениального поэта. Именно над Ушою протянули медвежью шкуру, чтобы поставить одного дуэлянта на нос, другого – на хвост медвежьей шкуры.

Сегодняшний Жибур приобрёл предприниматель, прекрасный человек, но одному ему не под силу реставрация дома, которому в следующем году исполнится 200 лет.

В Новогрудке, у вновь построенного дома Мицкевичей, мы попали на именинный торт: «220 лет А.М.»

Через 200 лет по нашим дорогам прошли потомки Игнацыя Домейко из Австралии, а в доме Поэта в ознаменование дружбы двух филоматов звучала музыка в исполнении прапраправнука Национального героя Чили.

В Доме Ваньковичей в Минске состоялся дебют пьесы Джеймса Домейко «Медвядка и Жибур».

Когда я впервые увидела Джеймса, подумала: «Дежавю!» Потом поняла: в профиль, за инструментом, он напоминает мне Тойво Куулу.

В Беларуси после Великой Отечественной осталось мало чего аутентичного. В лучшем случае мы можем похвалиться новоделами.

Что касается памяти духовной, 200 лет спустя был снят запрет на Домейко-филомата-повстанца-эмигранта, а чилийская католическая церковь сделала попытку возвести его в Святые.

Добавить комментарий