Дмитрий Раевский: как Автор я не могу позволить себе малейшей фальши…
2019-11-17

Раевский интервью

Дмитрий Раевский – писатель, руководитель литературного объединения «Логос», внесён в реестр писателей России. Живёт в городе Хабаровске (Россия).

Лада Баумгартен: Дмитрий, очень приятно, что вы согласились побеседовать со мной, тем более что нам есть о чем поговорить – о вашей новой книге, выпущенной в Германии. Сразу первый вопрос – название «Коготь» –  почему именно «Коготь»? Ведь ваша книга – это сборник малых рассказов и эссе. Вы хотели её содержанием кого-то оцарапать – пусть даже и в переносном значении или же наоборот – защититься? Почему такой вопрос – бывает нередко, что название книге дается по названию одного из произведений, помещенных в саму книгу, – но такого рассказа я не нашла.

Дмитрий Раевский: Название «Коготь» мной было выбрано для Книги с той целью, что я её буду отправлять на престижные литературные премии России. Стоит сказать, что «Коготь» – не одна книга, а три книги в одной (сделаны как части).

Лада Баумгартен: Я правильно понимаю, что у вас издано уже более 20 книг? Когда вы успели? Вы так молоды…

Дмитрий Раевский: На самом деле я написал на данный момент 110 книг в разных жанрах (включая в соавторстве), но изданы будут далеко не все по разным причинам. Основной же – является то, что я расту быстрее, чем решаюсь издать написанное: слишком быстро «устаревает» написанное в моих глазах. Скорость написания идёт рука об руку с качеством: как Автор я не могу позволить себе малейшей фальши, ведь Творчество – это каждый раз выход в открытый Космос, полный открытий и неизвестного. Пишу практически ежедневно, независимо от событий, обстоятельств и настроения. День должен быть проведён продуктивно – так раз и навсегда решил для себя и следую однажды принятому решению до сих пор.

Лада Баумгартен: А когда вы решили стать писателем и почему?

Дмитрий Раевский: Я никогда не думал, что буду заниматься литературой, но неожиданно сложившиеся случайности привели на творческий Путь. Начинал с песен и первые свои произведения написал примерно в 9-10 классе. Затем незаметно для себя перешел на стихотворения, потом и проза пришла неожиданно.

Лада Баумгартен: Ваши книги часто написаны в соавторстве – расскажите кто ваши соавторы?

Дмитрий Раевский: Книги, выпущенные в соавторстве, – это отдельное направление в Творчестве, возникшее случайно: как-то пришла мысль делать интересные сборники стихотворений только с сильными Авторами, таким образом, помогая, в первую очередь, им быть услышанными, узнанными. Каждая из выпущенных Книг уникальна тем, что, во-первых, я писал в той атмосфере, которую задавал Автор в своих стихотворениях, во-вторых, стихотворения выстроены так, чтобы формировали полноценный сюжет, картину, складывающуюся в посыл для читателя в самом конце и, в-третьих, обложка и названия создавались такие, чтобы отзывались в душе, а не на заказ. Фактически, во всех книгах я пишу не в своём стиле. Возможно, у вас возникнет вопрос, чем я руководствовался при выборе Автора. Мой ответ таков: в написанном слышится дыхание Дара Автора и этого мне было достаточно.

Лада Баумгартен: Но книга «Коготь» – писалась только вами?

Дмитрий Раевский: Да, книга «Коготь» написана только мной.

Лада Баумгартен: Скажите, ваши эссе – ведь часть из них списана с вас, ваших ощущений, пережитых ситуаций – верно?

Дмитрий Раевский: Прежде чем произведение будет написано, Автор должен сам прожить то, что хочет донести. Фальшь чувствуется всегда, как её не прячь.

Лада Баумгартен: Чем меня заинтересовало это издание – прежде всего, тематикой. Я пока читала, несколько раз отвлекалась на то, чтобы взглянуть на вашу фотографию – на ней молодой симпатичный парень и… в текстах умудренная душа, глубокая философия и взгляд на такие вещи, о которых, по большому счету, не задумывается больше половины нашей планеты. Почему вы решили издать эту книгу – почему именно эти злободневные темы выбрали для нее?

Дмитрий Раевский: Смотрите. Если мы возьмём классическую русскую литературу, то увидим, что русские писатели всегда писали о том, что происходит на текущий момент, здесь, сейчас. Какой смысл писать о том, что уже застыло намертво в каменной стене в виде имён и дат? Осмысливать как урок – можно, но мы живём сейчас, в небывалое время, насыщенное таким объёмом информации, что появилось множество взглядов, точек зрения, симбиозов концепций! Ничего подобного раньше не было. В этом я вижу шанс взять лучшее из того, что создало человечество за все годы своего существования.

Лада Баумгартен: Один из ваших первых мини-рассказов в книге «Восприятие». И в нем же сразу вопрос «Как ты думаешь, мы – биомеханизмы?» И далее: «Информация прорвала дамбу, вышла из берегов и обрабатывает каждого. Вместо создателей подавай ремесленников, вместо личности – шестеренки с одинаковым набором функций. Ничего лишнего. Утрачивается способность прощать: и реже, и трудней с годами становится пойти навстречу. Скоро друг друга вовсе перестанем понимать, но будем писать сообщения, ставя по привычке знаки препинания, якобы выражающие то, что чувствуем, испытываем от узнанного – притворство и лицемерие чистейшей воды: никто не желает оставаться в одиночестве…» И знаете, что пугает – люди осознанно превращаются в некое подобие биороботов. Но ведь это только начало – согласны? Как вы думаете, если так будет продолжаться, то, что станет с людьми и нашим миром? И есть ли выход из ситуации?

Дмитрий Раевский: Моё мнение таково: мы – последние Люди и постепенно уходим. После нас ещё будут поколения и, хоть внешне и будут выглядеть как люди, людьми в том смысле, что мы вкладываем в это понятие, они являться не будут. Тело постепенно заменится на техническую оболочку, а число государств сведётся сначала до четырёх, а потом до одного, размером с всю планету.

Выход из ситуации? Думается мне, что 60-70 годы – это время духовных поисков человечества, время искания новых путей, и именно тогда цивилизация повернула не туда, уйдя в материализм. Самое печальное – понимать, что происходящее – объяснимо и закономерно и вряд ли получится что-то изменить. Разве что отсрочить.

Лада Баумгартен: Если развить эту тему, то мне хотелось бы обратиться к теме чипирования людей до 2025 года – это довольно популярная на сегодняшний день теория. Основоположником ее считается «любимый» многими российскими учеными ведущий телеканала «Рен-ТВ» Игорь Прокопенко. Суть сводится к тому, что вот-вот будет создан специальный микрочип для вживления человеку под кожу. После его вживления человеку не понадобятся уже ни мобильный телефон, ни ноутбук, ни кредитные карточки. В чипе будет находиться некий документ, в котором сохранятся все необходимые сведения о конкретной личности. В него войдут паспортные данные, справки, медицинские свидетельства и прочее. Чип кодируется при помощи специального ключа. А ключ у кого?.. Ну вы сами понимаете… Вот тогда человек поистине станет биомеханизмом. Над ним будет осуществляться самый полный контроль. Вся эта теория, конечно, напоминает концепт какого-нибудь научно-фантастического фильма. Но сторонники теории чипизации всерьез говорят о начале «глобальной информационной революции». А каково ваше мнение на сей счет? Насколько все это реально и как быстро может произойти?

Дмитрий Раевский: Прототип первого чипа, который будет встраиваться в мозг человека, уже создан в лаборатории одной западной фирмы, финансируемой больше 10 лет Илоном Маском. Необходимость чипизации объясняют тем, что человек создаст настолько мощные машины, что они превзойдут его возможности, и тогда человеку придётся конкурировать с ними за выживание, и для повышения умственных возможностей будет встраиваться чип. Глобализация ускорила процессы в десятки раз и к этому нужно быть готовым. Лично мне чипизация неприятна: считаю, что это тотальный контроль, гораздо глубже, чем интернет, ещё более вникающий в личное пространство человека.

Лада Баумгартен: Еще один цепляющий текст из вашей книги – «Который может». Вы пишете «В переломные моменты общество движется к кризису. Это знак, что пора переосмыслить уже известное и ставшее привычным. Шанс изменить что-то к лучшему. И тут на сцену выходят привычки: никто не хочет брать на себя ответственность ни в случае успеха, ни в случае неудачи. Друг на друга озираются да отходят в сторонку, якобы подумать, а на деле – чтобы уйти из поля зрения…» Да, это на самом деле так. И знаете, психологи даже отнесли страх ответственности к числу наиболее распространенных социальных фобий. В медицине это называют гипенгиофобией. Она лишает человека возможности брать в свои руки инициативу. И все из-за боязни столкнуться с тем, с чем в действительности человеку не удастся справиться. Данное состояние относится к числу психических расстройств… Я по роду своей деятельности нередко сталкиваюсь с таким феноменом, и пока не стала понимать причину – мне казалось, что я живу в каком-то мире вверх тормашками… И далее по рассказу: «Главное заключается в том, что человек обещает, но не делает или создает, но не контролирует ситуацию, а лидер берет на себя ответственность без слов, молча, и ликвидирует опасность. Потому что больше некому». Да, лидеры мне импонируют больше, и мне кажется, в вас тоже есть жилка лидера, не так ли?

Дмитрий Раевский: Да, считаю себя лидером, хотя первоначально им не был.

Лада Баумгартен: Как вы можете охарактеризовать себя в двух словах?

 Дмитрий Раевский: Идущий по Духовному Пути. Светлый Вечный Странник.

Лада Баумгартен: Я к чему подвожу. Вы ведь помимо того, что писатель, еще и руководитель литературного объединения. Вот, что многие не любят, даже больше ответственности, руководить – но это и понятно – дано немногим. А как вы стали руководителем, расскажите о вашем объединении – кто в нем, чем занимаетесь, какие акции проводите?

Дмитрий Раевский: Я руковожу поэтическим объединением «Логос» и являюсь его создателем. Общество было создано с целью объединить молодых писателей, поэтов, бардов моего города для продвижения творчества каждого в регионе (Дальний Восток), поиск своей аудитории, проведения интересных мероприятий, выступления на различных площадках города и края. 

Лада Баумгартен: И снова к книге. Строки из эссе «Знаменитый»: «Совершенно не устраивает то, что вижу, и хочется хоть на каплю, хоть на чуть-чуть изменить к лучшему. Хотя бы попытаться. Хотя бы успеть до того, как прилетит в лоб. С другой стороны, возможно, это проявление простого желания оставить след о себе тут, быть нужным, полезным…» Это на самом деле благое намерение, и нередко люди на том или ином этапе своей жизни все-таки задаются вопросом, как бы прожить так, чтобы с пользой? Кто-то идет в спасатели и пожарники, кто-то в полицию – бороться с преступниками, а кто-то становится врачом, дабы спасать чужие жизни. По идее, вариантов, чтобы послужить на благо человечества, масса. И люди, думающие и серьезно озадаченные, их находят. Скажите, а вы верите в миссию человека на Земле? Может быть, уже при рождении у каждого из нас прописана та самая программа, являющаяся личной миссией, ради которой мы здесь оказались и которая позволит оставить свой след на Земле? Если верите, то, скажите, вы её распознали – поняли в чем она заключается? Встали ли вы на путь её осуществления?

Дмитрий Раевский: Определённо, человек, не просто живущий на планете биологический вид, и должен заботиться о мире, где живёт. Что касается личной миссии, мне кажется, что распознал и чувствую, что следую своему Пути.

Лада Баумгартен: Дмитрий, можете ли вы вот так сходу описать свое самое большое достижение на сегодняшний момент и самый впечатляющий провал, если таковой однажды случился?

Дмитрий Раевский: Достижение – мои рассказы опубликованы в Альманахе института им. Горького, который выходит раз в 10 лет, и выпуски его становятся со временем раритетными. Например, предыдущий выпуск Альманаха (в 1989 году) продавался на аукционе в 2013 году с начальной ценой от 150$. Это связано с тем, что в нём впервые опубликовались 10 писателей, ставших впоследствии знаменитыми. В том числе, Сергей Лукьяненко. А провал – меня на местном уровне не пустили вступить в Союз российских писателей, но расстраиваться незачем: и без того делаю немало.

Лада Баумгартен: А бывают ли моменты, когда вас покидает вдохновение или теряете веру в себя?

Дмитрий Раевский: На первом этапе вдохновение – это награда за написание произведений, за труд над своим Творчеством, а затем, если Автор минует этот этап, то вдохновение становится неразрывной частью Автора, поэтому вдохновение меня не покидает. Если же и случаются какие-то сложные ситуации, то, слава Богу, есть те, кто мне дорог, поговорив с кем, вновь возвращается оптимизм.

Лада Баумгартен: Что мешает вам жить, а что помогает?

Дмитрий Раевский: Мешает торопливость, а помогает – поддержка родных и близких, целеустремлённость.

Лада Баумгартен: О чем вы мечтаете?

Дмитрий Раевский: Быть в тех местах, где я должен быть, воплотить всё задуманное, создать семью, воплотить мечты жены и детей, увидеть как можно больше граней Мира, познать глубину Вселенной, максимально раскрыть вложенное в меня Богом и помочь многим.

 

 

Добавить комментарий