Елена Ханен: Чтобы написать нечто стоящее, нужны знания
2018-11-27

Елена Ханен

Елена Ханен (псевдоним – Елена Ханн) – писатель, член Международной гильдии писателей. Живет в Германии.

Лада Баумгартен: Елена, вы из славного города Казани!

Сразу вспомнилось:

«Квартиру Шпака вы брали?»

«Шпака?»

«Да!»

«Казань брал, Астрахань брал… Ревель брал, Шпака — не брал…» Мой любимый фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Итак, Казань – древний город с уникальной 1000-летней историей. Как часто Вы бываете на Родине?

Елена Ханен: Часто бываю, раза три-четыре в году, мой любимый рейс – Франкфурт-Казань.

Лада Баумгартен: Вы ведь эмигрировали в 90-ых, если не ошибаюсь? Любимый вопрос к эмигрантам – ностальгируете?

Елена Ханен: В Германию я приехала в 1991 году на стажировку в Гиссенский университет, лабораторию молекулярной биологии. На три месяца. Работа оказалась очень интересной, да еще и хорошо оплачиваемой, поэтому я с удовольствием согласилась, когда предложили остаться на некоторое время (не уточнив, на какое именно). Переезжать насовсем в Германию я не собиралась, хотелось лишь понабраться опыта и денег подкопить – в родном казанском универе зарплата из-за инфляции стала мизерная, да и ту редко выдавали.

Вместо запланированных трёх месяцев я проработала в Гиссене почти пять лет, а потом вышла замуж за гражданина  Германии и уехала в северовестфальский город Хайнсберг, где и по сей день живу.

Меня часто спрашивают, не ностальгирую ли, не тоскую ли? Ничуть! Как можно тосковать по тому, чего никогда не терял? Да, я живу на территории Германии, но у меня нет ощущения, что я на чужбине, далеко от Родины. С дочкой разговариваю по-русски, читаю русские книги и смотрю русское телевидение, общаюсь с друзьями, большинство из которых русские. Ну а наличие немецкого мужа, который не знает русского языка, не нарушает мой родной мир (в некотором смысле мужчина и женщина всё равно говорят друг с другом на разных языках). Я очень благодарна мужу, что он никогда не пытался переделать меня в немку (видимо, понял, что это невозможно). Гражданство у меня российское и я не собираюсь его менять.

Лада Баумгартен: Я уже тоже давненько в Германии, немного освежила память, тем более, это оказалось дюже интересно. Люблю покопаться в истории и в словах. А с происхождением названия Казани вообще все так таинственно. Вроде как есть легенда, что некий колдун посоветовал булгарам построить город там, где без всякого огня будет кипеть врытый в землю котёл с водой. В результате подобное место было найдено на берегу озера Кабан. Отсюда вроде бы и пошло имя города Казань — казан на татарском значит «котёл». Я только одно не поняла – кто ж изначально жил в тех местах булгары или татары? И ваши предки – они чьих кровей будут?

Елена Ханен: Мама у меня русская, отец – татарин. К сожалению, по-татарски не говорю (мама никаких других языков, кроме русского, в доме не терпела).

Легенд о происхождении названия города Казани существует несколько.

Мне нравится вот эта:

Однажды татарский хан со своим войском шёл на войну. Остановился на привал, и, дав слуге золотой котёл (по-татарски – казан), повелел водицы родниковой принести. Ушёл слуга, долго-долго не возвращался. Наконец, вернулся, но воды не принёс, а вдобавок и котелок золотой потерял. Разгневался хан, собрался слуге голову с плеч снести. Слуга пал на колени пред грозным ханом и молить стал: «Выслушай, владыка, отчего я котелок твой бесценный потерял!» Хан нахмурился, но слушать согласился. И тогда поведал слуга: нашёл он родник с чистой водой, хотел было водицы зачерпнуть, да вдруг увидел девушку красоты неописуемой. Никогда ещё не встречалась ему такая красавица! Захотел поближе подойти, а девушка ушла, скрылась из виду. Слуга долго-долго стоял ошеломлённый, а потом вспомнил – его ж за водой посылали. А где котелок? Потерял, когда за красавицей побежал. Искал-искал, да не нашёл, так с повинной головой к хану и вернулся.

Выслушал хан историю и говорит: «Ладно, помилую тебя. Я бы, наверное, тоже всё на свете забыл, если б неописуемой красоты девушку увидел… И что-то расхотелось мне на войну идти. Давайте-ка здесь останемся, город построим – раз тут такие красивые девушки водятся. Назовём сей город – Казан, в память о потерянном золотом котелке…»

Лада Баумгартен: Леночка, сразу скажу, что для вас заготовила кучу вопросов. Все так пошло раскручиваться: замысловатая городская легенда, древняя история Казани и вдобавок вы – биолог-генетик. Если я правильно понимаю, генетика – это наука о генах. А там уже в зависимости от объекта исследования классифицируют генетику растений, животных, микроорганизмов, человека и т.п. А вы на чем специализируетесь?

Елена Ханен: Точнее сказать – специализировалась, я уже почти двадцать лет, как бросила научные исследования. Занималась генетикой микроорганизмов, пытаясь использовать эти крошечные создания, чтобы понять, каким образом регулируется работа генов. Это было очень захватывающее занятие, но однажды интерес пропал, и я сменила работу.

Лада Баумгартен: Каждого человека волнует собственное здоровье и здоровье близких людей. При этом немало болезней, причинами которых служат те или иные сбои в генах, то есть они являются наследственными и среди них такие, ну на которые совсем не подумаешь и, тем не менее, среди прочих и близорукость, и синдром Дауна. Только в России ежегодно рождается порядка 2.500 детей с синдромом Дауна. Еще одно хромосомное нарушение – мужская бесплодность. А вот это мое, сколько живу, столько учусь отлавливать первичные симптомы – мигрень, кстати, упоминается в древнеегипетских папирусах. Скажите, а можно ли генетическую патологию отследить во время беременности и как-то на нее повлиять, исправить? Что думают об этом генетики?

Елена Ханен: Да, есть множество дефектов и заболеваний, в которых повинны либо определенные гены, либо хромосомные нарушения. На ранней стадии беременности можно диагностировать некоторые заболевания ребёнка, но исправить, увы, нельзя. Просто родителей ставят в известность, что ребенок родится, например, с синдромом Дауна, и они должны решать –  прервать ли беременность или нет. Я когда-то сама проходила такой тест, потому что во второй раз стать мамой собралась уже в солидном возрасте. Слава богу, не пришлось принимать трудных решений…

Что касается мигрени, насколько мне известно, пока еще не поняты её настоящие причины. Вроде бы и гены тоже виноваты (на них проще всего свалить). Наверное, прав был доктор из фильма «Формула любви»: «Голова – предмет тёмный и исследованию не подлежит». Сочувствую, мигрень – это плохо, однако недуг этот встречается чаще всего у людей одарённых и талантливых…

Лада Баумгартен: Ну что ж, придется терпеть… Мой следующий вопрос о питании. О вреде ГМО или генномодифицированных продуктов на организм человека не говорит сегодня разве что ленивый. Я понимаю, что в рыночных условиях выводят или получают новые виды не ради развлечения – для пищевиков важны: калорийность, устойчивость к вредителям, болезням, погоде, ускоренное созревание, большая плодородность и т.п. Это в том числе позволяет снизить себестоимость продуктов. Как раз сегодня читала о том, что согласно прогнозам исследователей из Университета Миннесоты (США), к 2050 году население земного шара вырастет и в мире начнет ощущаться масштабная нехватка продовольствия. Поэтому уже сейчас изобретаются в том числе альтернативные варианты питания – это и искусственное мясо, и даже предлагают печатать еду на 3D-принтерах, а из обычных продуктов это всё не сделаешь. Вероятно это большое спасение, в условиях постоянно растущего населения и других экономических проблем. Но на данный момент есть исследования, доказывающие, что употребление ГМО может привести к серьезным проблемам. Честно, становится страшно – не за себя, а за наших детей. Или может быть, мы зря боимся? Что скажет на этот счет биолог-генетик?

Елена Ханен: Помнится, когда я работала в научно-исследовательской лаборатории в Гиссене, к нам часто приходили комиссии и ревизии с целью – как ядовито заметил мой коллега – «опять пытаются найти монстров, которых мы тут якобы творим». Бедному нашему профессору постоянно надо было доказывать, что исследования не опасны, никого травить мы не собираемся.

Не так страшен ГМО-помидор, как его малюют. Любой новый сорт подвергается строгому контролю и пока ещё никто не отравился и не заболел (разве что объевшись ГМО-помидорами). Любит народ страшилки «травят нашего брата!», вот журналисты и стараются. А вот то, что в еду пичкают всякие пищевые добавки, консерванты и усилители вкуса – это и правда вредит здоровью.

Насчет еды, напечатанной на 3D принтерах – неужели правда? Фу, какая гадость!

Лада Баумгартен: Да-да. Факт! Лена, знаете, а я всегда с большим удовольствием вывожу на конверте с почтовым отправлением для вас слова Dr. Hahnen. Скажите, ваша фирма Dr. Hahnen GmbH чем занимается?

Елена Ханен: Фирма Dr. Hahnen GmbH принадлежит моему мужу и занимается продажей через интернет массой разных приборов, например, сигнализационных устройств. Когда я бросила научную работу (и сделала это с большим удовольствием), то начала работать на фирме бухгалтером. Пришлось переучиваться. Нравилось первые лет двенадцать, потом стало неинтересно. А если работа становится неинтересной, то я просто перестаю ею заниматься.

Лада Баумгартен: Ясненько. Не буду больше вас мучить. Давайте поговорим о том, о чем вы долго мечтали и оно, наконец, сбылось? Вы уже догадались о чем я? Конечно, о литературе и ваших рассказах. Когда вы начали писать, что послужило толчком к сочинительству?

Елена Ханен: Ох, я бы не назвала это «мучением»! Это очень полезное занятие – подумать о себе, проанализировать прошлое и настоящее, так что спасибо огромное за вопросы.

Мой знак – Близнецы, их двое. Один говорил – стань биологом, другой – писателем. Победил первый, как оказалось, не окончательно. Но я не жалею о времени, проведенном в университете, напротив, это было интересное время. Романтика научных открытий, ощущение, что ты узнал нечто – до тебя неизвестное, раскрыл одну из тайн мироздания – захватывает… особенно, поначалу, до того, как ты увяз в рутинной работе и склоках, неизбежных в научных коллективах. Всегда тянуло писать, сюжеты рассказов роились в голове и забывались. Всегда думалось – потом когда-нибудь сяду и запишу. Но куда девать мои опусы? Посылать в журналы? Не возьмут ведь. Обидно будет.

Помог интернет. Когда я узнала (лет десять назад), что есть литературные сайты, и это так просто – опубликовать свой текст, а читать его будут (теоретически) во всём мире, то начала писать и выкладывать короткие рассказы. Началась новая жизнь. Ждала со страхом отклики и комментарии, в конкурсах участвовала. О, сколько волнений, сколько радостей и огорчений принесла эта новая жизнь в качестве писателя… И было очень жаль, что не пошла когда-то на филфак или в литинститут учиться.

Многие говорят – не надо нам никаких институтов, мы и так умеем книжки писать. Вот-де – Достоевский, Толстой или Солженицын в литинститутах имени Горького не обучались, а писателями стали. Но разве можно кем-то стать, не получив Знания? Писатель – это Мастер, и он учился своему мастерству. Если не в институте, так сам – постигал из книг и бесед. А почему я не могу постичь? Учебников, пособий и прочей литературы о том, что есть литература, раздобыть нетрудно. Сиди и читай, осваивай теорию и перенимай опыт. Именно так я и поступила. Читала, изучала, вникала в суть. Как говорил прекрасный Кришна: «Из лона знаний рождается мудрость». Чтобы написать нечто стоящее, нужны Знания…

Лада Баумгартен: Кто ваши герои и о чем сюжеты?

Елена Ханен: Первые тексты были  короткими зарисовками, которым я пыталась придать форму рассказа. Многие из моих друзей стали персонажами, но навряд ли они узнали бы себя – я не только имена меняю, но и события тоже трансформирую, перетасовываю. После реалистических сюжетов переключилась на рассказы с так называемым «фантастическим допущением» –   например, если бы исчезли все мужчины, как в рассказе «Дневник девы Марии» (признаюсь, не новая идея, но историй здесь может много разных быть). Или – в связи с перегруженностью интернета информацией создана программа «очистки», которая уничтожает бесталанные, графоманские тексты – как в рассказе «Аида и заяц Сенька».

Литературное произведение должно нести открытие, сродни научному. Надо сказать читателю нечто новое для него. Писатель и учёный схожи тем, что каждый сначала изучает какой-нибудь объект или явление, постигает новые закономерности, а потом заявляет о своём открытии. Ученый пишет статью или делает доклад на конференции, писатель – творит рассказ или роман…

Лада Баумгартен: Где можно вас почитать?

Елена Ханен: Почти все тексты есть в интернете, на сайтах ПрозаРу, Литсовет и Самиздат. Некоторые рассказы, которые взяты в печатные журналы или сборники, я пока удалила из интернета. Публикаций накопилось довольно много, из тех, которыми горжусь – это «толстые» журналы «Урал» и «Крещатик» – оба входят в «Журнальный зал». Несколько моих текстов вошли в альманахи, например, в вуппертальскую «Семейку» (спасибо редактору Владимиру Авцену!), и в три антологии петербургского издательства «Алетейя». Говорят, что все были быстро раскуплены.

Лада Баумгартен: Лена, помните на фестивале «Русский Stil-2018» – мы с вами сидели на одном из вечерних занятий, и я сказала, что хотела бы научиться писать как вы – коротко, по делу и красиво. Я слишком многословна. Чтобы вы посоветовали таким, как я, желающим научиться не растекаться мыслью по древу, а писать хорошую короткую прозу? Ведь многословность – это бич для автора. Ты не попадаешь со своими «талмудами» в конкурсы, да и издать книгу на 800 страниц и больше – не только дорого, но и кто это всё будет читать?..

Елена Ханен: Помню, Лада, конечно! Кажется, я не успела сказать, что мне, напротив, хотелось бы писать подлиннее и всегда казалось, что я слишком сухо и бегло излагаю. Это тяжкое наследие прошлого, когда приходилось писать научные статьи и доклады. Там ведь следовало излагать по существу, не отвлекаясь. Что могу посоветовать тем, кто хочет писать «покороче»? Надо представить себя стоящим за кафедрой. Перед вами сидят нахмуренные слушатели, то и дело  поглядывающие на часы. У меня такая ситуация бывала…

Писать длинные тексты – это большая работа, требует усердия и усидчивости… Может, поменяемся, Лада? Я отдам (на время) мой «деловой стиль» за вашу «многословность» (скажу по секрету – я пытаюсь сотворить роман, и это очень нелёгкий труд).

Лада Баумгартен: О, как неожиданно! И снова вернусь к фестивалю «Русский Stil в Болгарии». Вы знаете, прошло уже немало времени с момента поездки, а я всё еще там… мыслями, воспоминаниями и уже с новыми идеями… А каковы ваши впечатления от фестиваля? Вы были не всё время с нами, но все-таки частично застали. Как думаете, была ли полезна школа писателя в Несебре? Что вам больше всего запомнилось, было ли интересно? Ведь выбранный нами формат – это не лекции…

Елена Ханен: Фестиваль «Русский Stil» для меня воистину праздник, всякий раз возвращаюсь с желанием приехать вновь. На Фестивале происходит странное явление – разные люди из разных стран вдруг настраиваются на одну светлую и творческую волну. Посмотрите на наши фото – какие хорошие улыбки! Школа писателя – которая, скорее, не школа, а игра, – полезна, без сомнения, потому что происходит некоторое обновление… Главное, не зажиматься, включиться в это действо, стать немного ребёнком. Мне запомнилось именно это ощущение – некое впадение в детство, в том смысле, что некоторые вещи ты вдруг увидел в первый раз.

Лада Баумгартен: А все-таки, скажите, наверное, не очень поначалу хотелось почувствовать себя снова ученицей или?..

Елена Ханен: Как раз наоборот – почувствовать себя ученицей, значит, почувствовать себя моложе. Если умеешь и можешь учиться – значит, ты еще не состарился!

Лада Баумгартен: А если вас и ваш шедевр «по косточкам разберет» Критикан Критиканыч? Как вы отреагируете?

Елена Ханен: Смотря кто он. Если критик умный – то учусь новому, если глупый – злюсь и пытаюсь забыть поскорее. О, боже, дай мне способность отличить умного критика от глупого!

Лада Баумгартен: Лена, а чего бы вы никогда не сделали в жизни?

Елена Ханен: Очень трудный вопрос. Сколько раз бывало, как только скажешь: никогда я этого делать не буду, ан нет, обстоятельства вдруг таким подлым образом сложились, что именно это ты и делаешь… Боюсь говорить «никогда». Но если в слове «никогда» и заложена эта мистика, то скажу – никогда мне не написать гениальный роман!

Лада Баумгартен: А о чем вы мечтаете?

Елена Ханен: А вот о том и мечтаю, что «никогда» не сбудется (см. предыдущий вопрос).

На прощанье скажу любимую поговорку царицы Сатьявати – «Не гневите Бога мелкими желаниями!»

 

Добавить комментарий