Валентина Чайковская: Главнее всего — познать самого себя!
2018-12-02

Валентина Чайковская

Валентина Чайковская – писатель, член Международной гильдии писателей. Автор четырнадцати книг и соавтор множества альманахов, изданных в Израиле, Украине, Германии и России. Автор песен – на русском, украинском языках и на иврите. Живет в Израиле.

Лада Баумгартен: Валентина, мы с вами знакомы не первый год. Я знаю вас как замечательного поэта, но мне известно так же, что литературной деятельностью вы стали заниматься только с 2005 года. Многих стихотворчество посещает еще в детские годы. А Ваша муза где так надолго задержалась? Вот и специальности себе вы изначально выбирали, совсем не связанные с творчеством. Вы преподавали различные технические дисциплины, были даже главным инженером – но неужели в то время, ну хотя бы для души совсем никакие строчки не рифмовались?

Валентина Чайковская: Здравствуйте, Лада! Спасибо за доброе слово! Сразу и приступлю к ответу. Вы правы, выразив в своих вопросах нотку сомнения по поводу явного несоответствия моего технического образования и гуманитарных наклонностей души. Моё желание выразить себя в творчестве, представляется мне хрупким цветком, прорвавшимся к солнцу сквозь асфальт прозы и быта. Произошло это в Израиле!
В Украине, где я родилась, росла и окончила школу, поступить в институт на факультет журналистики (о чём я мечтала) было трудно. К тому же у меня был строгий папа, который «ни за какие коврижки» не согласился бы давать взятку за моё поступление в вуз. На семейном совете решили, что поступать надо в институт, который находится рядом с домом. Поэтому мечта осталась только мечтой. Вначале был вечерний общетехнический факультет Киевского политехнического института, который находился в нашем городе, юная девушка должна была оставаться под надзором папы и мамы. Затем – перевод на стационарное отделение факультета «Промышленное и гражданское строительство» Львовского политехнического института. Там было вакантное место и не требовалось платить деньги. Но зато пришлось за полсеместра, что называется «с глазу на глаз», сдать преподавателям одиннадцать дополнительных предметов. И «шпору» никто не подбросит, и спросить не у кого. Тогда мне было не до стихов. Но я справилась!
На секундочку Муза заглянула в гости чуть раньше, в период моей первой влюблённости. Ну, кто же в юности не пытался писать стихи хоть капельку, хоть чуть-чуть?!

Мы молча стояли рядом,
Друг друга, слегка касаясь.
Полыхали сердца пожаром,
Безрассудству губ сопротивляясь.
Не сказано было ни слова.
Лишь в паре глаз зелёных и карих
Светилось для нас что-то новое.
И мы вспугнуть его боялись…

Кажется, как-то так звучала эта первая проба пера. Что тут скажешь?.. Было!
Да, я была преподавателем технических дисциплин: технического черчения, материаловедения для маляров, штукатуров, каменщиков, а также… эстетического воспитания. При проведении уроков по эстетике я, что называется, «отрывалась» по полной программе. Да и при изложении материалов по техническим дисциплинам я умудрялась найти время для чего-то, чем можно было заинтересовать учеников. Я и стихи тогда читала (не свои, конечно), и непременно наизусть!
Ребята не хотели уходить с моих уроков. Наедине со мной многие из них делились своими маленькими тайнами: девочки своими, а мальчишки своими! Однажды, в канун Нового года, мой муж (с диагнозом «перитонит») попал в больницу, и хирургам пришлось долго его спасать, в буквальном смысле этого слова! Страшно вспомнить те несколько часов, которые я провела, находясь перед операционной… Слава
Богу, всё обошлось! Остаться в палате с мужем не разрешили. Да и дома меня ждали двое маленьких детей. За два дня до Нового года к нам пришли два паренька из моей группы из училища и, переминаясь с ноги на ногу, предложили поставить для малышей ёлочку. Когда я, удивлённая таким вниманием, согласилась, из-за двери были тут же внесены в комнату и ёлочка, и топорик, и крестовина. А дети просто прыгали от восторга! Мне было очень дорого такое внимание ребят.
Приближалась новогодняя ночь, на душе было нерадостно: ни наряжаться не хотелось, ни стол накрывать. Родители пригласили меня к себе. Мы уложили детей спать, а сами сели за праздничный стол, который мне не казался тогда праздничным. Внезапно, сразу после 24.00, послышался звонок в дверь. Папа вышел в коридор, чтобы открыть дверь, а уже через минуту, как-то ошарашенно приоткрыв дверь в гостиную, позвал меня: «Валентина Леонидовна, тут тебя спрашивают». Я вышла в прихожую и обомлела… Коридор заполнили МОИ, (называемые педагогами «трудными»), ребята-каменщики… ПОЧТИ ВСЯ ГРУППА! Они стояли в нашем коридоре, и в общем коридоре дома, и на улице! С шампанским в руках, с радостными лицами, такие трогательные, чуточку смущённые и очень славные. И тогда я, (на уроках бывающая строгой), просто заплакала: простоволосая, без обычной своей причёски, не нарядная, домашняя…
Это был момент огромного счастья, как я сейчас понимаю!!!
ЭТО И БЫЛА ПОЭЗИЯ! Самая настоящая поэзия теплоты человеческих отношений!
Чтобы было более понятно, ребята перед 12-ю часами ночи пришли к нам домой, родители жили в 10-ти минутах хода от нас. Услышав шум в подъезде, выглянули соседи и сказали им, что я с детьми у родителей. В самую полночь ребята были на подходе к дому родителей… Главным инженером ОКСА я пробыла недолго, слишком далеко приходилось ездить на работу. Я поднималась тогда чуть свет. Так это со мной и осталось по сегодняшний день – раннее пробуждение, ещё до восхода солнца! Возвращалась я домой поздно, а обещанную квартиру моей семье по месту работы всё не предоставляли. И тогда я согласилась на (очень кстати предложенное мне) вакантное рабочее место в горисполкоме нашего шахтёрского города Нововолынска. Ну вот, это о трудовой деятельности.

Лада Баумгартен: Скажите, а что подтолкнуло вас к сочинительству?

Валентина Чайковская: К сочинительству меня, пожалуй, подтолкнул избыток положительных эмоций, впечатлений и что-то особенное, появившееся именно здесь, в Израиле. Наверное, желание сочинять зрело во мне давно… Я знаю, многие пишут, что их подвигло на сочинительство именно посещение Иерусалима. И отвечать так же мне уже кажется как-то банально. Но, Лада, дорогая, так оно и было!!! Только не после первого посещения Иерусалима с группой из ульпана (это группа для репатриантов, изучающих иврит). Тогда было шумно, громкий голос гида в автобусе, на улице – флажок, поднятый вверх, чтобы мы не потерялись в толпе туристов, спешка и т. п. Да, несомненно, было интересно. Кратковременное чувство особого торжества и необъяснимого возвышения, и радость, и восторг, и минуты благоговения души возле Гроба Господнего и возле Стены Плача, куда я вложила свою записку…
А вот истинное желание творить пришло гораздо позже, когда мы с мужем уже сами по себе посетили «Город Городов», когда я ходила уже без спешки – Слушала, Чувствовала и… Откликалась всей душой, всем сердцем на каждую святыню. Просто есть чувства, которые нельзя передать словами. И есть в нашей жизни мгновения, когда невидимая душа умеет далеко видеть.

Лада Баумгартен: О чем ваша лирика, какие темы вы затрагиваете в своем творчестве? Находит ли в нем отражение родная Украина, проявляются ли волынские мотивы?

Валентина Чайковская: Моя лирика разная. Она и философская – в ней столько рассуждений, попыток вникнуть, разобраться, постичь, узнать, научиться. Она и о любви к родному, самому дорогому мне человеку – мужу, к нашим детям, к внучатам. А ещё – о любви к моей Украине. Место, где мы родились, занимает в сердце особый уголок. И где бы мы не находились – оно с нами, оно в нас, как солнце на небе, как воздух на планете.
Моя лирика об Израиле – дивной, светлой, Святой стране, которая видит насквозь каждого из нас! Всё то светлое, певучее, искреннее, что впитала моя душа с молоком мамы в Украине, здесь возведено в квадрат.
Может, зрелость возраста, может, нерастраченные чувства выливаются сейчас в лирику. Я и сама не знаю…
Мои стихи – о природе и великом её совершенстве: о весне и радости возрождения, о летнем великолепии трав и цветов, об осени в янтарных переливах лесов, о холодном нраве зимы и девственной чистоте снега на полях. Они о пламенеющих восходах солнца, о, чарующих волшебством, неповторимых закатах и кобальтовых вечерах, напоенных пряными запахами восточных трав.
Стихи мои – о войне и мире…
Об искусстве созидания, где живопись, поэзия, музыка – всё пропущено через призму чувственного восприятия души.
Что касается моей Волыни, то её изумительно красивая природа – это то, что с детства нас сроднило с ней навсегда! С детства любовь к лесу мне привила моя бабушка, проживающая в Житомирской области. В Житомире (там жил дедушка – отец папы) и в его окрестностях прошла часть моего детства. Позже меня поддержал в этом священном действе – любви к лесам, полям, земле – мой супруг. В любую погоду мы ходили собирать грибы! Если собирались с друзьями на пикник, то мало что могло нам помешать и летом, и снежной зимой, в лютый мороз. Мы ходили в лес с детьми, и несли их часто на плечах или везли в коляске (довольно на далёкое расстояние от дома). Помню, как когда-то в зимнем лесу муж забрался на дерево, примостившись там на толстом суку вместе с гитарой. Горел костёр, весело трещали искорки, муж играл, а мы, внизу пели! У нашего малыша только носик выглядывал, да глазки из щёлочки поблёскивали.
Да, есть у меня и стихи о Волыни, хотя большинство из них, написаны на украинском языке.

Подкралась тихо осень к моей родной Волыни,
Уплыли молча в Вечность фиалковые дни.
Лишь только бабье лето да терпкий дух полыни,
Сплетаясь кружевами, ложатся вдоль стерни.

Лада Баумгартен: Знаю, что из ваших мест известная поэтесса Леся Украинка. Ах, как она описывает свои волынские воспоминания: «В такие мгновения, когда теряется ощущение реальности, в памяти возникают картины Полесья, Волыни. Перед глазами – молчаливые и таинственные леса, приветливые, залитые солнцем левады, лесные тропинки и опушки, зовущие к себе запахами трав и веселыми яркими цветами». Думаю, что не проникнуться этакой живописной картиной просто не возможно. Благодатные места, в которых творить – радость. Что скажете? А какими еще выдающимися личностями или историческими/культурными моментами славен ваш край?

Валентина Чайковская: Ох и ёмкие же вопросы вы задаёте, Лада!
Отвечая вам, я руководствуюсь вашим пожеланием, прозвучавшим вначале: давать развёрнутые ответы, хотя мне бы очень не хотелось, чтобы это интервью напоминало меч Карла Великого, который, как я где-то читала, был длинным и… плоским.
По крайней мере, я очень надеюсь, что последнее слово в предыдущем предложении будет не о моих ответах! Конечно, можно бы было просто написать: «Леся Украинка – алмаз неимоверной чистоты и размеров в короне украинской поэзии. А Волынская природа – это редкая жемчужина в раковине нашей Земли». Но развёрнутые ответы обязывают быть полнее, значимее. Попробую ответить.
Да, Леся Украинка «из наших мест», как вы говорите, Лада! Эта дивно талантливая, ни с кем несравнимая поэтесса, имя которой говорит само за себя, – великая гордость нашей Волыни! И при том, что родилась Леся Украинка в г. Новоград-Волынский, находящемся в Житомирской области, то довольно продолжительный период времени поэтесса прожила именно на Волыни. Она умела своим описанием природы увлечь и заворожить. Ведь и для деток поэтесса писала очень образные, понятные, легко запоминающиеся стихи. Помню, как ещё в подростковом возрасте, где-то лет в 12-13 прочитав «Лисову писню» Леси Украинки, я представляла себя перед зеркалом «мавкой» (нимфой) из её дивного творческого шедевра.
Когда-то в конце лета, когда колосья пшеницы уже налились, я вошла в колосящуюся за нашим посёлком ниву и распустила волосы. Они опускались чуть ниже пояса. Собрав в охапку васильки, маки, ромашки, я сплела себе веночек и надела на голову. В этом веночке я и вышла из высокой пшеницы на тропинку, прямо навстречу направляющейся в посёлок женщине. Не специально, чтобы испугать её, конечно. Так получилось. Женщина буквально окаменела, но, придя в себя, почти выдавила из себя: «Ты кто?» А я, ни минуты не сомневаясь, ответила: «Я – мавка лисова» (нимфа лесная)! Вот, что-то такое вспомнилось мне с улыбкой…
Леся Украинка была тем гениально талантливым ребёнком, которого по сегодняшним представлениям точно отнесли бы к «детям индиго». Находясь ещё в юном возрасте, она написала для своих сестёр учебник «Древняя история восточных народов».
Вы хорошую цитату привели, Лада, из отзывов известной поэтессы о лесах, но вместе с тем Леся, очень исстрадавшаяся от тяжёлой болезни, когда-то писала, что ей надо было в Египте родиться, тогда, может, и был бы толк. «Но самая худшая из ошибок моей жизни, — писала она, – это, что я вырастала в волынских лесах. Но всё же я не вспоминаю недобрым словом волынские леса». Наверное, это было минутное отчаяние, прокравшееся в невероятно стойкого, мужественного и глубоко талантливого поэта современности. Иван Франко назвал её «единственным мужчиной в нашем писательстве»!
О Лесе Украинке и её творчестве можно написать тома! Её именем назван один из астероидов. Возможно, смотрит она сейчас на землю звездой из небесных высей… своими «неземными» глазами, которые особенно в конце её жизни приобрели удивительно голубой (блакытный) цвет…
Лада, дорогая, да тут таки точно тома надо написать, чтобы достойно ответить на ваши вопросы!
Из знаменитых людей, которые родились в Украине, можно назвать Наталию Ужвий – украинскую актрису театра и кино, народную артистку бывшего СССР, а также Владимира Талашко – заслуженного артиста УССР, одного из героев запомнившегося всем фильма «В бой идут одни старики».
Достопримечательностей – и природных, и архитектурных – на Волынской земле очень много! Взять хотя бы озеро Свитязь (Шацк) – это такая красота, что «ни словом сказать, ни пером описать»! Это самое глубокое, одно из самых крупных озёр Украины. Помнится, мы с супругом впервые там побывали, когда ездили в Дом отдыха в период моей первой беременности в 1972 году. У меня уже был довольно внушительный живот! А я ещё и на сцене тогда выступала, читала наизусть один из рассказов К. Паустовского. Мы с мужем везде ходили, взявшись за руки. И там нашлись «кумушки», которые сомневались в нашем браке, поражались предупредительности моего мужа и говорили, что так не бывает. Но ведь было же!
А в округе озера Свитязь находится ещё несколько десятков красивейших водоёмов! Сказочные места!
Из архитектурных памятников нельзя не назвать самый первый из них – Замок Любарта. Именно он и является одним из символов Волыни. Да и находится он в городе, в котором я родилась! Одна из его башен (въездная) даже изображена на 200-гривневой купюре Украины!
Очень славится необычностью Дом архитектора Голованя, находящийся на берегу реки Стыр. Во дворе этого диво-Дома находится неисчислимое количество барельефов и статуй, (кажется, их более 500!). Это одно из семи «Чудес Волыни», которое входит в пятёрку самых удивительных сооружений Украины. Истинное место «силы, свободы, духа»! А проект этого удивительного Дома разработал ещё один, прославивший Волынь, человек – архитектор Ростислав Метельницкий.
Славится в области, в которой я родилась, и белоснежная, с золотыми луковичными куполами Васильевская церковь-ротонда (г. Владимир-Волынский). Когда-то нас с мужем потрясла её красота. В её архитектуре сохранилось что-то и от романского стиля, и от готики. (ХІІІ-XIV вв.). Город Владимир-Волынский находится сравнительно недалеко от посёлка, в котором мы жили. Сейчас посёлок переименован из «Жовтневое» в «Благодатное».
Последующее воспоминание уводит меня ещё в конец 70-х годов… Вспоминаются поразившие меня тогда оконные проёмы ротонды. От их символических изображений (солнца и луны) веяло какой-то особой таинственностью.
Мой супруг увлекался длительными поездками на велосипеде. Мы старались показывать нашим детям красивые места нашей области. Когда-то муж предложил взять с собой в поездку доченьку, чтобы показать ей эту церковь-ротонду. Спереди на раму велосипеда было приварено детское сидение. Предложение было одобрено, и муж с малышкой отправились в путь. Я чуть с ума не сошла, пока дождалась их назад. Когда они приехали, то у мужа были в кровь содраны руки. Оказывается, по дороге назад малышка засунула ножку в спицы колеса. Она вылетела первой, отец упал, выставив вперёд руки, над ней, а сверху уже на него упал велосипед. Трудно в это поверить. С доченькой всё было нормально, то ли ботиночек был крепкий, то ли Судьба благосклонна. В общем – отделались лёгким испугом. Вот так экскурсия и запомнилась – красотой самобытной церковной композиции и происшествием с удивительно удачным концом.

Лада Баумгартен: Валентина, вы не только пишите стихи и прозу, издаете книги, вы еще сотрудничаете с композиторами, в результате чего рождаются песни. На каких языках звучат ваши песни? Вы сами поете?

Валентина Чайковская: Ну нет, сама я не пою. А песен, написанных совместно со многими композиторами и в Украине, и здесь, в Израиле, – уже набралось около тридцати. Много песен написано совместно с композитором Михаилом Бендиковым, а также с композитором детских песен Анной Олейниковой. Песни звучат на украинском языке, на русском, и две из них – на иврите, переводы не мои. Во всяком случае, «Ришонский вальс», написанный совместно с композитором Александром Кринским, уже точно весь Израиль слышал, и не раз.

Лада Баумгартен: Знаю, что у вас вот только что прошел творческий вечер. А где и для какой публики он состоялся?

Валентина Чайковская: Недавно в помещении общинного дома нашего города (Бейт Оле), согласно плану ришонского ЛитО, состоялся мой творческий вечер. Это был обыкновенный вечер. Тёплая атмосфера, цветы, внимательные слушатели, добрые слова-отзывы на книги. В итоге – душа наполнилась чувством благодарности к людям за эти отзывы, за искренность, и подумалось, что живу я не зря. Как-то так. Это трудно передать. Просто внезапно понимаешь, что ты находишься в нужное время, в нужном месте, и то, что ты делаешь, – кому-то важно. А это рождает вдохновение и желание творить дальше. Творить лучше, познавая себя и людей глубже. Гостями были член муниципалитета города, представители Посольства Украины в Израиле, наши коллеги-писатели, журналисты, художники, композитор, просто славные люди. Кстати, один из талантливейших композиторов современности – Алекс Ческис таки удивил меня, вручив на вечере эксклюзивный диск, на котором записаны песни в исполнении чудесных певиц Нади Синенко, Светланы Мироновой и композитора. Это запись восьми песен известных поэтов (перевод этих песен на украинский язык – мой), и одна наша общая с Алексом песня – «Цветочная тропинка».

Лада Баумгартен: Вы активно публикуетесь, в том числе в разных странах, но вы еще и член редколлегии «Исрагео». А что такое «Исрагео»? Помогают ли здесь авторам быть изданными? Что ж тут скрывать, финансовый вопрос для многих очень не простой, перед авторами нередко встает дилемма, как заплатить за свою публикацию, часто это не малые деньги…

Валентина Чайковская: «Исрагео» – это общественно-политический и просветительский журнал, израильский и международный еврейский. По-моему мнению – очень достойный журнал. Я считаю честью быть членом редакционной коллегии этого всегда актуального и разнообразного по своей тематике издания. В нём в интересной форме освещаются географические, политические, культурные новости нашей жизни, а также нередко присутствует юмор! Какой же еврейский журнал без юмора?! Здесь его главный редактор Владимир Плетинский – на высоте!
Достойно написанные статьи авторов всегда можно прочитать на его сайте, затем они нередко появляются в большом еженедельнике «Секрет» и в приложениях к нему. Вопрос об издании в печатном виде произведений (я имею в виду книг) – здесь не стоит. Это совершенно другая специфика.

Лада Баумгартен: А какие еще есть варианты у писателей в Израиле, чтобы стать узнанными и прочитанными?

Валентина Чайковская: Ой, нелёгкие же вы вопросы задаёте, Лада! Писатели наши печатаются в разных альманахах, антологиях и русскоязычных журналах, выходящих в Израиле, выступают по радио, а также в больших и маленьких залах наших городов. Но о существенной материальной помощи в издании писателями книг я не очень слышала! Мне лично с изданием книг на украинском языке помогло Посольство Украины в Израиле, Всеизраильское объединение выходцев из Украины и славные люди из Украины, за что я им очень признательна.
Первую книгу издать писателю в Израиле однозначно помогает Министерство абсорбции, согласно программе «Первая книга на Родине»! И это – очень важная, большая помощь! Здесь тоже уместно слово искренней благодарности! Многие об этом быстро забывают. А ведь это большой стимул, достойная помощь и своего рода поощрение к творчеству!
В стране есть много литературных объединений. Я и сама около девяти лет руководила ришонским ЛитО. Проводила творческие вечера писателей, в том числе и гостей из других стран, писала об этом статьи, выступала по радио. Сейчас – председатель Марина Старчевская, которая систематически и широко освещает информацию о проведении творческих вечеров членами ЛитО, о всевозможных конкурсах, фестивалях, новинках в области литературы. Это в более узком кругу. Что же касается вариантов «стать узнанными и прочитанными» в целом, то всё не так просто.
Когда-то Билли Уайлдер, американский кинорежиссёр, удостоенный шести Оскаров писал: «Если хочешь сказать людям правду, будь остроумен, иначе они убьют тебя». Но, кажется, остроумно ответить на этот вопрос у меня никак не получается, да и на другие тоже…
Очень многие писатели, члены СРПИ, не платят членских взносов, а потом ждут помощи. Всё очень даже взаимосвязано! Критиковать стараются многие, а помощь председателю СРПИ Леониду Финкелю оказывают единицы. И порой хочется крикнуть: «Господа! Научитесь ценить то, что делается! Научитесь ВИДЕТЬ И СЛЫШАТЬ! Было проведено и проводится дальше так много мероприятий, издаются «Вестник», журналы, антологии и альманахи, проводятся ярмарки книг, на которых писателям предоставляется трибуна. Только нельзя
же получать, ничего не отдавая!!!

Лада Баумгартен: Да, это серьезная тема, и, увы, потребительское отношение у большинства людей, наверное, в крови. Давайте поговорим о чем-то приятном. Валентина, какое ваше самое любимое время года? Почему?

Валентина Чайковская: Мне по-своему дорого каждое время года! Абсолютно каждое!!! И всё-же, если взять по моим стихам (о чём я специально никогда не задумывалась), то получается, что больше всего я пишу об осени. Может, потому что она богата плодами, разнообразием цветов, контрастом тепла и холода, необъяснимой поэтической печалью – какой-то очень важной для души; и ещё ощущением, что нам необходимо научиться щедро дарить другим плоды нашего труда так, как это делает она, её величество Осень. А чувство весеннего возрождения, и летние морские купания, и зимнюю стужу, и белизну снегов (кто что любит) – это всё мы носим в себе.

Лада Баумгартен: А кому из литературных героев вы больше всего симпатизируете? Какие книги вам нравятся?

Валентина Чайковская: Вы, конечно, Ладочка, ожидаете, что я назову сейчас литературных героев из произведений типа «Госпожа Бовари» Г. Флобера, «Робинзона Крузо» Даниэля Дефо, нашумевший в своё время «Код да Винчи» Дэна Брауна, или что-то в этом роде. Чудесные произведения, и всё же…
Меня уже давно интересуют книги типа «О природе вещей» Лукреция или «Китайская классическая книга перемен», Платоновские учения и что-то из трудов Спинозы (например, «Этика») Труды З. Фрейда, величайшие философские мысли Григория Сковороды, ещё в 18 веке раскрывшего глубокую сущность украинского народа. И многие другие книги писателей-мудрецов. «Если ты не понимаешь книги, то невежда ты, а не автор», – писал Зигмунд Фрейд.
Да, мы далеко не всегда ПОНИМАЕМ. Именно поэтому, возможно, при чтении того или иного произведения наших писателей (их я читаю тоже), во мне сильно развито чувство как бы перевоплощения в героя повествования, в кого-то, кто поступил так, а не иначе. А для этого необходимо обязательно пройти длинный путь в туфлях (сапогах, сандалиях) того человека, которого хочется понять, а не поспешно осудить (!), не зная о всех его кровавых мозолях…
Но предпочтение я отдаю-таки философской литературе. Странное, конечно, увлечение на фоне сегодняшнего прогресса в мире и каких-то немыслимых скоростей, но так есть, и от правды некуда деться. Ведь главнее всего для человека – познать Самого Себя! Понять своё предназначение. В одном из своих афоризмов очень мной уважаемый, (светлая память ему), Геннадий Малкин, с которым мы были знакомы, писал: «Лучшее в нас от природы, худшее – от отсутствия лучшего». Ищу в людях и в себе это утерянное в суете «лучшее», и радуюсь, как ребёнок игрушке, каждой увиденной в человеке доброй черте, каждому восходу и закату солнца и неисчезающему в себе желанию – дарить!
Любимых писателей у меня много. Это и Тарас Шевченко, и Леся Украинка. И вовсе не потому, что они признаны всем миром, а потому что в их творчестве я нахожу что-то близкое мне, как и в произведениях И. Франко. Это глубокомысленное и дивно прекрасное творчество наших современников Лины Костенко и Дмитрия Павлычко.
Моему сердцу близка поэзия Пушкина (когда-то я очень приличную часть «Евгения Онегина» выучила наизусть), Шекспира, Лорки, Тютчева, Фета и Марины Цветаевой. Мне нравится, как писали Э. Хемингуэй, К. Паустовский и В. Гюго. Люблю романы Дины Рубиной. И многих-многих других достойных писателей. А ещё я обожаю читать юморески от Павла Глазового – до наших израильских поэтов-юмористов: Игоря Губермана, Леонида Берковича, моих добрых друзей Виктора Левинштейна, Леонида Ветштейна, Сашу Медведовского. Эх, жаль, что написание юмористических «хохмочек» – не моё. Но смеяться я люблю! Искренне, от души! Люблю афоризмы и мудрые мысли, высказывания знаменитых людей. Краткие и ёмкие, в том числе из многотомной серии «Тайны еврейских мудрецов». В них – глубина!

Лада Баумгартен: Я тоже люблю посмеяться от души. Валентина, я с теплотой вспоминаю наши встречи на израильской земле. На фестиваль «Барабан Страдивари», организованный Международной гильдией писателей, в тот год собрались почитатели литературы из самых разных уголков страны. Тогда мы впервые после длительной переписки повстречались с вами. Для меня лично та наша встреча превратилась в настоящий праздник. А каковы ваши впечатления от фестиваля?

Валентина Чайковская: У меня тоже остались очень приятные впечатления от фестиваля «Барабан Страдивари», который прошёл в Нетании. Первое – огромное удовольствие от встреч с писателями, новые знакомства, интересные выступления, выставка книг и сближающая атмосфера общения в неформальной обстановке. К сожалению, по серьёзной причине я уехала раньше и не видела, и не слышала второй части запланированных мероприятий… Однозначно – такие фестивали проводить необходимо! Они расширяют кругозор, знакомят и сближают писателей из разных уголков мира, вносят новизну и способствуют развитию творческой мысли. Фестивали – это здорово!

Лада Баумгартен: Сегодня вы член МГП, а почему вы решили влиться в ряды Международной гильдии писателей?

Валентина Чайковская: А стать членом МГП мне очень душевно посоветовал не кто иной, как сам председатель Международной Гильдии писателей – Михаил Семёнович Серебро, с которым мы познакомились на фестивале «Арфа Давида» в Назарете. Незабываемая встреча! Тогда мы с уважаемым Михаилом очень мило побеседовали обо всём на свете, ещё ничего не зная друг о друге. Осталось невероятно приятное впечатление от встречи.
В конце разговора, когда выяснилось, что Михаил Семёнович – удивительно искренний и эрудированный человек, к тому же знает украинский язык, к которому относится с глубоким уважением, я была покорена! И на предложение Михаила: подать заявление о приёме в Международную гильдию писателей, сразу же отозвалась согласием. Тем более что многие мои друзья являются членами Международной гильдии писателей, а они люди мудрые, талантливые, достойные и гуманные.
И ещё мне хочется сказать, что я ни в коем случае сейчас не связываю искусство литературы и политику!!! Что при всей моей огромной любви к украинскому языку (!), за который я голосую обеими руками, я бесконечно уважаю русский язык – глубокий, живой, многосторонний! Кажется, Ч. Айтматов написал: «Язык народа – это феномен высшего порядка: каждый язык – достояние общечеловеческого гения. Мы не вправе пренебрегать ни одним языком, какому бы народу он не принадлежал, на какой ступени развития не находился».
Но политика – это совсем другое! Я верю, что мы, писатели, должны стоять ВЫШЕ зла, ненависти, недоразумений и вражды! Иначе, я не согласилась бы на это интервью. Ибо я – с Украиной и Израилем в тяжёлое военное время!!!
Я считаю, что писатель, поэт – обязан перед Небом и Землёй быть откровенным! Самая маленькая ложь порождает у читателей большое недоверие… Ведь так же?
СПАСИБО, Лада, что назвали меня поэтом! Это высокое звание. Буду стараться соответствовать ему.
Я из тех чудаков, которые верят в лучшее. Простите меня, что я краешком затронула тему, которая у всех сейчас на уме и на языках, в прессе, по телевидению и радио. Время такое неспокойное… И именно писатели должны сейчас сделать всё возможное и невозможное (!), чтобы благоразумие посетило головы людей, чтобы над нами всеми было мирное небо!
Когда-то, когда мы с мужем были студентами, мы сидели в Стрыйском парке (Львов) на лавочке. К нам подсел старенький человек, мы разговорились. Оказалось, что это известный профессор. Внезапно он спросил: есть ли у меня записная книжка. Я ответила утвердительно. Профессор, спросив разрешения – можно ли в ней что-то записать, взял мой блокнотик и шариковой красной ручкой записал:

Без малодушной укоризны
Пройти мытарства трудной жизни,
Измерять пропасти страстей,
Понять на деле жизнь людей,
Прочесть все черные страницы,
Все беззаконные дела…
И сохранить полет орла
И сердце чистой голубицы!
Се человек!..

Затем он прочитал нам записанное стихотворение (вернее, его часть). «Как вы думаете? Чьи это слова? – спросил он. Мы пожали плечами. – Это слова из „Тризны“ Тараса Григорьевича Шевченко», – прокомментировал он. – Запомните их, дети, навсегда». Мы запомнили! Боже! Как же важно – быть человеком!!! Таким, как написал Т. Шевченко, чтобы «сохранить полёт орла и сердце чистой голубицы»!

Лада Баумгартен: А теперь о вас. Валентина, как вы можете охарактеризовать себя в паре слов?

Валентина Чайковская: Открытая и впечатлительная.

Лада Баумгартен: Итак, вы уже давненько репатриировались в Израиль, самые сложные моменты адаптации уже позади. И все-таки скажите, пожалуйста, что мешает вам жить в этой стране, а что помогает?

Валентина Чайковская: Я, наверное, в некоторой степени странный человек. Почему? Вероятно, потому что неотъемлемой чертой моего характера является то, что я во всём (также и в людях!), прежде всего, вижу хорошие стороны.
Так и с Израилем. Мы живём здесь уже более двадцати лет. Как и в каждой стране, как и в каждом из нас, всегда есть что-то положительное и что-то отрицательное. Но такая уж я натура (кстати, ни в одном моём стихотворении нет частицы «уж»!), что стараюсь видеть только светлое, позитивное. В том и странность моя. Разве что солнце здесь порой жжёт неимоверно. Так ведь и кондиционеры у нас для регулирования нормальной температуры в квартире есть! А помогает мне здесь жить всё на свете: сам воздух и Небо, утопающая в цветах земля, восходы и закаты, добрые соседи в доме и по этажу (кстати, где бы мы ни жили, ведь сменили несколько квартир), везде нам, что называется, везло на хороших людей рядом. Мне вообще в жизни везёт на хороших, достойных друзей. Может быть, именно и поэтому я – не обозлённая и не умеющая ненавидеть. Нет, я не хожу в розовых очках!!! И не прячу голову в песок, как страус. (Хотя сейчас учёные доказали, что этот факт из жизни птиц – ложный). Я неимоверно страдаю ото всего недоброго, что творится вокруг! Я печалюсь, пишу стихи, в которых выражаю боль и праведное негодование из-за тех или иных недостойных наших поступков. Просто я верю, что мысль материальна. Надо видеть в жизни лучшее, представлять лучшее, надеяться на лучшее, а поэту, писателю – и подавно! От нас, от нашего слова зависит порой так много, что мы и сами себе не представляем! Так пусть это Слово будет направлено на укрепление в людях того качества, которое сближает их, дарит радость общения, и приближает к нам Небо!

Лада Баумгартен: И напоследок – где можно познакомиться с вашим творчеством? Какие ресурсы/площадки вы используете для ознакомления читателей с вашими книжными новинками?

Валентина Чайковская: С моим творчеством сейчас можно ознакомиться в основном в Фейсбуке, а также на моих творческих встречах, которые иногда проводятся. Есть у меня где-то очень давно созданный сайт, но он как бы и не мой, так как много лет тому назад мне помогли его создать, код давным-давно потерялся, и сайт устарел, он недействующий. Ещё есть что-то из старых моих стихов на Стихи.ру, но там я тоже редкий гость. Иногда что-то читаю по радио. Но, в общем, сама я никуда не прошусь, ни на проведение творческих встреч, ни на новые знакомства. Приглашают – отзываюсь и благодарю. Систематически печатаюсь в журналах, альманахах, антологиях, в периодической печати.
Кстати, интервью давать не люблю, несколько раз отказывалась, но люблю говорить: «Спасибо!», считаю это очень важным. Спасибо, Лада!
И ещё: если человек упорно идёт к цели, то мечты-таки сбываются! И пусть я не дипломированный по «корочкам», но таки немного журналист, а ещё писатель.
И пусть вчера что-то не совсем ладилось, завтра будет лучше, потому, что я не перестаю учиться! Я чувствую поддержку земли, которая меня взрастила (!), и благосклонность Неба надо мной на Святой земле.

 

Добавить комментарий