Лазик Ройтшванец – самый известный в мире гомельчанин
2018-05-18

 

13 мая Гомельское отделение Белорусской ассоциации журналистов провело пресс-тур «Путями Лазика Ройтшванеца», приуроченный к 90-летию выхода книги Ильи Эренбурга «Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца».

Участники Гомельского пресс-тура прошли по предложенному писателем Сергеем Балахоновым маршруту; встретились с директором Гомельского государственного театра кукол Дмитрием Гореликом, под чьим чутким руководством в 2017 году в городе поставлен спектакль «Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца»; прослушали в Гомельском филиале Ветковского музея народного творчества концерт Гомельского ансамбля еврейской музыки под началом призёра Всебелорусского конкурса народного юмора Семёна Клейнера.

Имеет ли Илья Эренбург хотя бы косвенное отношение к Гомелю?

1908 – 1917, 1921 – 1940 годы, проведённые Ильёй Эренбургом в эмиграции, 1940 – 1967 год – в СССР.

«Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца» увидела свет в 1928 году в Париже, в 1989-м   умудрилась выйти в Советском Союзе. Этот сатирический роман не уступает «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны» Ярослава Гашека, вышедшему в 1912 году и впервые переведённому на русский с немецкого в 1926-м.

В 1928 году о выходе «крамольной» книги Ильи Эренбурга в СССР не могло быть и речи. Лишь в 1934 году были признаны некоторые её достоинства, и Карл Радек, в частности, упомянул в своей статье этот плутовской роман как завершающий первый этап творчества Эренбурга-прозаика.

Увлечённо работая над романом, Илья Эренбург писал: «Мой плацдарм всё сужается… Я с горя засел за сатирическую повесть. Еврейское утешение! …современность с талмудической точки зрения. Кажется, весело. …современность глазами местечкового еврея. Метод осмеяния – чрезмерная логичность. «Лазик» заранее обречён на заграничную жизнь…»

Автор так представляет своего героя: «…гомельский портной Лазик Ройтшванец, горемыка, которого судьба бросает из одной страны в другую. Я описал наших нэпманов и захолустных начётчиков, польских ротмистров эпохи санации, немецких мещан, французских эстетов, лицемерных англичан. Лазик, отчаявшись, решает уехать в Палестину; однако земля, которую называли «обетованой», оказывается похожей на другие – богатым хорошо, бедным плохо. Лазик предлагает организовать «Союз возвращения на родину», говорит, что он родился не под пальмой, а в милом ему Гомеле. … Моего героя западные критики называют «еврейским Швеком»… (К слову, в одной только Польше книга издана трижды, и поляки, в частности, считают Лазика самым известным гомельчанином…)

В школе русскую литературу мне преподавали Розалия Григорьевна Фарбер и Григорий Львович Старосельский, мастерски владевшие эзоповым языком. Открыто восхищались Эренбургом мои родители. Став студенткой испанского факультета Минского иняза, я познакомилась с творчеством И. Эренбурга в рамках Гражданской войной в Испании (1936 – 1939). Тем не менее, год назад, наткнувшись на анонс спектакля по роману Ильи Эренбурга, не загорелась. Не поверила тому, что портной – в самом деле из Гомеля?

Благодаря программке, подаренной мне как участнику пресс-тура Дмитрием Абрамовичем Гореликом, узнаю от бывшего преподавателя сопромата БИИЖТа Абрама Иосифовича Виляцера, что в 1919 году в гомельском издательстве «Века и дни» вышел сборник стихов молодого поэта Ильи Эренбурга «Огонь» и что этому событию предшествовало знакомство автора с Львом Выготским, который по пути в Крым с матерью и братом провёл несколько месяцев в Киеве, где и познакомился с Ильёй Эренбургом.

В 1925 году Илья Эренбург выступил с лекциями о перспективах «мировой революции» и прочей заграничной жизни в Харькове, Одессе, Киеве и Гомеле – «крупных центрах культурной жизни, и в частности, еврейской жизни». В 1925 году Лев Выготский и оставивший потомкам бесценные мемуары Семён Добкин жили в Москве, но наверняка оба помогали писателю наладить связь с тогдашними гомельчанами, и, в частности, свели с директором одной из типографий и редактором нескольких газет Григорием Нейманом (А. Виляцер).

Воскресный пресс-тур вызвал, как минимум, два традиционных вопроса: кто виноват и что делать?

Автор этих срок преисполнен благодарности организаторам пресс-тура и с нетерпением ждёт открытия памятника Лазику Ройтшванецу и его создателю в «парке Паскевича», по крайней мере, к 100-летию выхода в свет талантливейшего произведения о нашем славном соотечественнике.

Добавить комментарий