Светлана Астрецова: Все мы немножко «дягилевы»
2018-03-31

Светлана Астрецова

Светлана Астрецова, член МГП, поэт, режиссер, продюсер. Живет в России (г. Москва). 

Лада Баумгартен: Светлана, вы – поэт, журналист, активно работаете в сфере пиара и ивента, снимаете фильмы. А чего в вас все-таки больше? Какому направлению самореализации вы отдаете предпочтение, почему?

Светлана Астрецова: Помните у Гоголя в «Женитьбе» портрет идеального жениха: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча…». Так вот, мне кажется, что идеальных профессий (также как и идеальных мужчин) не существует. Чтобы получить «идеальный портрет» профессии, приходится создавать его из множества разных черточек.

Поэзия и режиссура — это конечно творчество, возможность уйти от неприятной реальности в мир, где все прекрасно, и показать этот мир другим людям. Жан Кокто дал замечательное определение кино, что это возможность показать миллионам людей один и тот же сон.

В сфере продюсирования, пиара и ивента мне интересно и легко работать. Приятно делать то, что хорошо получается, к тому же это может приносить неплохой доход и не нужно ждать вдохновения.

А вот журналистом я себя никогда не ощущала. Работу на телевидении всегда рассматривала, как остановку на пути в кино. Хотя на этом пути мне очень повезло, около шести лет я работала на телеканале «Культура», куда пришла еще во время учебы в институте.

Благодаря «Культуре» в моей жизни произошло много встреч с великими режиссёрами, актёрами, писателями, художниками, музыкантами. Это был бесценный опыт и замечательная школа. Но как только появилась возможность заниматься  авторскими проектами и развивать свое дело – выбор был очевиден. Поэтому «журналиста» из списка моих профессий можем смело вычеркивать.

Лада Баумгартен: Вы – человек интеллектуальный, творческий, ищущий. Не так давно состоялась премьера вашего документального фильма «Купец на все времена. Виртуальный музей Сергея Дягилева». То есть уже смело можно сказать, что вы теперь и настоящий «киношник-режиссер». Почему именно Дягилев заинтересовал вас?

Светлана Астрецова: Все мы немножко «дягилевы» – все, кто придумывает и воплощает проекты в области искусства. Со дня рождения великого импресарио прошло более ста лет, а проблемы у нынешних продюсеров ничуть не изменились: поиски финансирования у спонсоров и государства, реклама, работа со звездами и прессой, продажи билетов…

Дягилев был гениальным продюсером, который восхищал своей энергией, силой воли, умением видеть цель в самом начале пути, идти на риск…

Он умел обращать себе на пользу даже самые безвыходные ситуации: когда его уволили из Дирекции императорских театров с «волчьим билетом» и, казалось, карьере пришел конец, он вопреки всем обстоятельствам вышел на мировую сцену, создав легендарные «Русские сезоны», а затем «Русский балет Сергея Дягилева».

Лада Баумгартен: Где и с кем вы снимали фильм? Кто из легендарных/известных личностей снимался в вашей картине?

Светлана Астрецова: За свою богатую на события жизнь Дягилев объездил полмира, поэтому съемки фильма шли в разных городах, связанных с его именем: в Перми, Петербурге, Москве, Париже, Монте-Карло, Венеции. В фильме о  Дягилеве рассказывают и рассуждают три великих человека: писатель, историк Эдвард Радзинский, народный артист России, ректор Академии русского балета им. Вагановой Николай Цискаридзе, искусствовед и историк моды Александр Васильев. Получилось созвездие имен в лучших традициях самого Сергея Павловича.

Лада Баумгартен: Насколько я помню из разговоров – это ведь давний ваш сценарий и сама задумка – это была ваша дипломная работа? Кто помог осуществить идею кинопроекта, выступил в качестве спонсора, поддержал вас?

Светлана Астрецова: Сценарий этого фильма я написала в 2012 году и защищала его в качестве дипломной работы. С тех пор были долгие поиски финансирования и несколько безуспешных попыток запустить проект. А в 2017-ом (в юбилей для Сергея Дягилева год) произошло чудо – удалось получить грант Министерства культуры на съемки фильма. Если бы не поддержка Министерства, сценарий так бы и оставался файлом в моем ноутбуке. Хотя все эти годы я верила, что годам к 30-ти все же сниму этот фильм, чего бы мне это не стоило. Поэтому была приятно удивлена, что это произошло со мной в 26 лет.

Лада Баумгартен: Над чем вы работаете сейчас?

Светлана Астрецова: Этот сезон выдался очень насыщенным: мне посчастливилось организовывать и вести пиар-кампании проектов Эдварда Радзинского, Сергея Мирошниченко, Михаила Мишина, Терезы Дуровой, Андрея Макаревича, Константина Никольского… Что касается кино, то на днях закончила документальный фильм об истории балета – к 280-летнему юбилею Академии русского балета имени А. Я. Вагановой и 200-летию Мариуса Петипа. Этот проект удалось запустить тоже благодаря финансовой поддержке Министерства культуры. А в работе мне помогала талантливый сопродюсер Ирина Ясакова, без которой справиться со всеми задачами было бы непросто. 23 мая у нас планируется премьера в столичном кинотеатре «Иллюзион», и сейчас мы с Ириной ведем подготовку к нашему кинопразднику.

Лада Баумгартен: А у вас хватает времени на себя лично? Работа, творчество – хорошо, а семья, любимый человек? Они есть? Как относятся к вашей загруженности?

Светлана Астрецова: В личной жизни мне очень повезло. Просто эту сферу я оставляю без внимания соцсетей и не хотела бы афишировать. Это приватная территория. Скажу только, что мой друг – человек искусства и рабочий график у него еще сложнее, чем у меня. Мы оба трудоголики и перфекционисты, поэтому в отношениях царит понимание, взаимное уважение и восхищение.

Лада Баумгартен: Светлана, все мы понимаем, что в наше суровое время пробиться и пробить свои идеи непросто. Даже если, кажется, все складывается удачно, раз – и что-то огорчит, кто-то позавистничает, оспорит – что уж тут, мы живем в социуме. Как вы справляетесь с раздражающими факторами? Вы, как и я, – «весы». И я прекрасно знаю, что разбалансированные «весы» – могут стать катастрофой, как для себя, так и для других. Для того чтобы не натворить бед и двигаться дальше, необходима внутренняя гармония. У вас есть свои методы настройки внутреннего механизма? Какие?

Светлана Астрецова: Знаете, я просто стараюсь не реагировать на негатив и не размышлять о том, почему кто-то ко мне плохо относится, косо смотрит или вдруг резко прекращает общение. Если об этом думать, то не останется времени на свои дела. С завистью я сталкивалась и школе, и в институте, и в профессии. Сначала, конечно, расстраивалась, потом  выработался иммунитет. А вообще-то, если тебе завидуют, значит, есть чему, и все у тебя прекрасно. А если рядом нет ни одного завистника, то дела плохи.

Мое душевное равновесие восстановить просто. Рецепт: море, солнце и минимум интернета. Я стараюсь каждые 2-3 месяца ездить на море в теплые страны. Неделя тишины и покоя дает силы продолжать марафон. Главное вовремя понять, что силы на исходе, а не дожидаться момента, когда от тебя осталась только тень.

Лада Баумгартен: А как вы относитесь к гороскопам, приметам и вообще к магии? Верите или нет? Есть ли в вашем арсенале какие-нибудь заговоры – на удачу, например?

Светлана Астрецова: Я верю в судьбу, в то, что все происходящее рассчитано и прописано заранее. Еще верю в вещие сны и в то, что подсказывает внутренний голос. Бывает, посыпаешься и знаешь, что сегодня тебе позвонят, и твоя жизнь резко изменится, так и происходит. Это случалось со мной не раз. Но специально заглядывать в будущее, к сожалению или к счастью, я не умею.

Лада Баумгартен: Что мешает вам жить, а что помогает?

Светлана Астрецова: Вспыльчивость сильно мешает в работе. Душевному равновесию  мешает обостренное чувство ответственности за все происходящее. А спасает всегда оптимизм и юмор.

Лада Баумгартен: Светлана, вы много путешествуете. Тот, кто в друзьях у вас в фейсбуке, отслеживают ваши передвижения и посредством выставляемых фотографий совершают совместные с вами поездки. Где вы побывали? Где вам особенно нравится, почему? Сочетаете ли вы творчество с путешествиями, если да, то как?

Светлана Астрецова: Путешествия – наверное, самое приятное занятие в жизни. Это очень вдохновляет и дает возможность подумать. Последнее время я пишу в основном в поездках, поскольку в Москве почти нет времени побыть наедине с собой.

Я люблю Европу: Францию, Швейцарию, Германию, Италию, Испанию, Хорватию, греческие острова. Очень люблю африканские и азиатские страны. Мечтаю побывать в Австралии, Южной Америке и на Мадагаскаре.

Хотя, часто думаю, если бы я жила не в Москве, а где-нибудь в Швейцарии, то вряд ли стала бы заниматься творческой профессией, а предпочла бы жизнь обывателя.

Помню, как я в первый раз увидела маленький швейцарский городок Монтре… Я стояла на берегу Женевского озера, смотрела на горы и думала, что если бы родилась здесь и жила в такой красоте, то ни к чему бы не стремилась. Зачем придумывать, изобретать, чего-то добиваться, когда все вокруг совершенно?

Лада Баумгартен: И к сочинительству. Сегодня время новых технологий. Многие писатели уходят в электронное книгоиздание. А вы каким книгам отдаете предпочтение: печатным, электронным, аудио?

Светлана Астрецова: Я не люблю читать книги с монитора. Мне кажется, книга должна быть настоящей – бумажной и красиво оформленной. При взгляде на книгу в первую очередь оцениваю обложку и качество бумаги. Поэтому я за классическое книгоиздание. Сборник своих стихов выпускала в хорошем издательстве, продавался он в книжных магазинах, хотя были и интернет-продажи. Вирусность информации в интернете, конечно, во много раз выше, но, чтобы чувствовать себя автором, мне все же нужно держать свою книгу в руках и видеть на полках.

Лада Баумгартен: Буквально с момента основания нашей организации вы бессменный член Гильдии писателей. Что вас привлекает в МГП?

Светлана Астрецова: Мой многолетний роман с Гильдией писателей начался с поездки в 2011-ом году в Германию. Это экскурсионный тур для финалистов фестиваля «Русский Stil», организованный МГП, в ходе которого было много литературных презентаций и мастер-классов. Мне сразу понравилась демократичная и творческая обстановка. С тех пор стараюсь не пропускать интересных проектов Гильдии. Считаю, что МГП – отличная площадка для обмена литературным опытом и новых знакомств. К тому же у Гильдии много хороших издательских проектов, которые отличает тонкий вкус и внимание к текстам.

Лада Баумгартен: Кто ваш любимый писатель? Художник?

Светлана Астрецова: Любимые литераторы – Оскар Уайльд, Борис Виан, Михаил Булгаков, Анатолий Мариенгоф. Что до художников… обожаю работы Михаила Врубеля, Обри Бердслея.

Лада Баумгартен: О чем вы мечтаете?

Светлана Астрецова: Мне бы очень хотелось снимать полнометражное игровое кино. А когда все надоест, поселиться в уютном домике на берегу теплого моря.

 

 

Добавить комментарий