Первые Калевальские чтения в Гомеле
2017-04-09

В этом году Финляндия отмечает 100-летие Государственной независимости, поэтому на протяжении всего 2017 года в самой Финляндии и 100 других странах, включая Беларусь, пройдёт более 3000 мероприятий, посвящённых этой дате. Напомним, что в ходе Русско-Шведской войны Финляндия была присоединена к России в качестве Великого Княжества. Подписал Фридрихгамский мирный договор граф Николай Румянцев, после смерти отца унаследовавший Гомельское имение и согласно завещания погребённый в Петропавловском соборе.

Первые Калевальские чтения в Гомеле

В этом году отмечается ещё одна круглая дата – 25-летие установления дипломатических отношений между Финляндской Республикой и Республикой Беларусь. По случаю двух круглых дат в Минске, в Музее Янки Купалы, состоялось закрытое мероприятие – «Калевала» на 25 языках», в рамках которого отрывки из книги прочли представители аккредитованных в Республике Беларусь дипломатических миссий– каждый на своём родном языке. Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Финляндия в Литве и Беларуси господин Кристофер Михельсон призвал всех собравшихся  «наслаждаться поэзией, которая в устной форме передавалась из поколения в поколение».

Янка Купала бывал в Финляндии и посвятил стихотворение водопаду Иматра. В августе этого года у вдохновившего белорусского песняра водопада будет установлен памятный знак.

«Калевала» – карело-финский эпос, известный русскоязычному читателю в переводе Леонида Бельского. Впервые книга была опубликована собирателем рун Элиасом Лённротом в 1835 году и сыграла важную роль в развитии финского общества на его пути к независимости страны, став краеугольным камнем финского национального самосознания. И сегодня «Калевала» является источником вдохновения для культурных и политических деятелей в Финляндии и за её пределами.

За 180 лет книгу перевели 250 раз – на 61 язык мира. В 2015 году появился блестящий перевод с финского языка на белорусский Якова Лопатко, получившего за него в прошлом году престижную международную премию.

Ежегодно 28 февраля отмечается «День народного эпоса Калевалы» – официальный день финской и карельской культуры. (Этот же день посвящён финскому флагу.)

В Карелии и Финляндии праздник отмечают карнавалом, театрализованными представлениями по сюжету эпоса и песенным марафоном. Во всём мире в День «Калевалы» поклонники книги собираются вместе и читают отрывки из неё. К слову, на автора «Властелина колец» Джона Р. Толкина «Калевала» оказала неизгладимое впечатление.

Открывая в школе-гимназии №58 г. Гомеля им. Ф.П. Гааза Первые Калевальские чтения, их организаторы не подозревали о том, что что первые (!) Калевальские чтения – причём, систематические – состоялись год назад в Гомельской детской художественной школе искусств.

Первые Калевальские чтения в Гомеле

«Калевала» – книга для взрослых, но главное в ней, пожалуй, не столько тонкости сюжета, сколько мироощущение – общая картина мира и действующие в ней герои. «Калевала» – один из главных эпосов мира, отражающих детство человечества. Следовательно, книга понятна и созвучна не только взрослым, но и детям.

Важно приобщать детей к «Калевале» с детства, – причём, детей не только карельских и финских. Восприятие мира как волшебства присуще всем детям безусловно. Они легко – проще, чем взрослые – впитывают в себя атмосферу мифа, и с возрастом не теряют способности восприятия мира цельным – живым и волшебным.

Для детей Калевала – не просто далёкая экзотическая страна: они узнают в её природе свою малую родину – с её земляничными полянами, лесами, лугами, реками, озёрами – и учатся воспринимать мир в целом, единым, неделимым – не вдаваясь в географические подробности. У финнов есть поговорка: «Своя земля – земляника, чужая страна – черника». Такие книги, как «Калевала», учат чувствовать родную землю.

Организаторы чтений выбрали ряд отрывков, доступных детям, и представили им – с их помощью – лишь некоторых героев книги. Читали дети столь сложные тексты идеально. Музыка речи, высокая поэзия, причём, народная – проверенная временем – поэзия с использованием магических повторов, воспитывает поэтическое восприятие мира, любовь к мирному труду, учит цене слова, цене песни, цене мастерства, равно как и распознаванию коварства злых сил, в частности, «птички Хийси», и опасности разрешения конфликтов с применением насилия – образно говоря, огнём и мечом.

Чтение отрывков и рассказ о книге происходили на фоне скупо (читай: талантливо) подобранного, но чрезвычайно яркого, говорящего видеоряда. Ничего лишнего, чтобы не перегружать ненужной информацией и «красивостями» детскую память. Лишь самое важное, самое нужное. Кто собирал? Что собирал? Где собирал? Какие памятники остались в Карелии и Финляндии?

Дети познакомились с вещим старцем Вяйнямёйненом, сыном создательницы этого мира, и с молодым задирой-невеждой Ёукахайненом; красавицей Айно, настолько глубоко переживающей незаслуженно нанесённую ей обиду, что по невнимательности она гибнет и становится одной из Дев моря. Поэтично прозвучала жалоба Айно в устах пятиклассницы.

Не менее трагична и судьба матери Айно, принуждавшей юную красавицу выйти замуж за мудрого, но всё-таки старца.

 

…На березках тех сидели

Золотые три кукушки.

Все три вместе куковали:

Та «любовь! любовь!» кукует,

Та «жених! жених!» покличет

Третья кличет: «радость! радость!»




Что «любовь! любовь!» кукует,

Та три месяца все кличет

Той девице, что погибла

Без любви в волнах глубоких.




Что «жених! жених!» кукует,

Та шесть месяцев все кличет

Жениху тому, который

В одиночестве остался.




А что кличет «радость, радость!»,

Та всю жизнь кукушка кличет,

Кличет матери несчастной,

Что все дни в слезах проводит…

 

Кузнец Ильмаринен может выковать хоть небо, хоть Сампо. Он научился ковать болотное железо на пользу людям, однако злые силы умудрились добавить в сплав вместо мёда – яд, и железо стало злым, неуправляемым. Наступили железный век и эпоха войн:


Вышла сталь оттуда злою,

Злобным сделалось железо

И нарушило присягу,

Как собака, съело клятвы;

Без пощады режет брата

И родных с ужасной злобой,

Заставляет кровь струиться

И бежать из раны с шумом.

 

Другой герой, Лемминкяйнен, поссорившись с женой, отправляется в стан врага за новой женой, вопреки воле матери:

 

«Мать, ведь ты меня носила!

Дай военную рубашку,

Дай кафтан мне для сраженья:

Страсть влечет меня на битву,

Пиво битвы буду пить я,

Мед отведаю сраженья».

 

Материнская любовь спасает храброго воина, удачливого охотника, любимца женщин из объятий Туонелы – чёрной реки смерти подземного царства.

Совсем иная судьба у Куллерво. Ребёнком похищен он из колыбели враждующими родственниками, взят в плен и воспитан в ненависти, рабстве, неуважении к труду и к людям – оставаясь при этом непобедимым, неистребимым, жаждущим мести. Все несчастья обрушиваются на него. Перессорившись со всеми, убив практически всех врагов – родню, он теряет смысл жизни и бросается грудью на собственный меч.

Ребята узнали про то, что была на свете Сампо – мельница счастья, и про то, где надёжно прятала её старуха Лоухи, как она защищала её от калевальцев и куда герои собирались увезти отвоёванную Сампо:

 

«Вот куда свезем мы Сампо,

Крышку пеструю упрячем:

На туманный мыс далекий,

На покрытый мглою остров,

Чтоб всегда там счастье было,

Чтоб оно там вечно жило.

Там ведь есть еще местечко,

Там клочок земли остался

Невредимый и спокойный

И мечом не посещенный».

 

Узнали ребята и про то, что в итоге раздора с мельницей счастья случилось:

 

Ухватилася за Сампо,

Тащит пальцем безымянным,

Тащит Сампо прямо в воду,

Крышку пеструю роняет

Прямо с края красной лодки

В глуби синие потоков.

Так разбилось в море Сампо,

Крышка пестрая сломалась.

 

Ребята читали руны изумительно: уловили ритм поэзии – завораживающий калевальский размер.

Одной из целей встречи было связать Беларусь со сказочной Калевалой. Перевод книги с финского языка на белорусский Якубом Лопатко – самый свежий, последний, так что «Калевала» прозвучала и на белорусском. И если отвлечься от непривычных для нашего слуха имён калевальцев, которые, кстати, ничуть ребят не напрягали, то мир Калевалы им близок и понятен. В связи с рассматриваемым карело-финским эпосом напрашиваются две других – белорусских – параллели: «Новая земля» и «Сымон-музыка».

Нельзя объять необъятное, и задорно звучит финал из уст весёлого, не обременённого житейскими проблемами мальчишки:

 

«Водопад, и тот в паденье

 Не всю воду выливает,

 Точно так же песнопевец

 Не споет всех песен сразу.

 Лучше вовремя их кончить,

 Чем прервать на середине». […]

 

«Как бы ни было, а все же

 Проложил певцам лыжню я,

 Я в лесу раздвинул ветки,

 Прорубил тропинку в чаще,

 Выход к будущему дал я, –

 И тропиночка открылась

 Для певцов, кто петь способен,

 Тех, кто песнями богаче

 Меж растущей молодежью,

 В восходящем поколенье».

 

Выбрали учащихся 5 и 6 классов неслучайно. Хотелось заложить традицию. В следующем году надеемся услышать отрывки, выбранные самими ребятами, равно как и увидеть фрагменты «Калевалы» в их исполнении и выставку их картин.

Присоединяйтесь!

 Ольга Равченко, член МГП

Добавить комментарий